Юрий Семин. Народный тренер России.

Павел Алёшин Алёшин Юрий Сёмин. Народный тренер России И много позднее, когда добившемуся уже с «Локомотивом» двух чемпионских и четырех кубковых титулов тренеру было предложено возглавить национальную сборную, он испытал единодушную поддержку на всех уровнях, в том числе и болельщицком, журналистском, не снившуюся никому из его предшественников на этом посту. В разных компаниях, узнав о моем знакомстве с локомотивским вожаком, даже равнодушные к футболу люди начинали проявлять интерес к его личности, допытывались, как он достиг такой славы, на чем она зиждется. А дамы, причем разного возраста и интересов, вдруг восклицали: «Ах, Юрий Павлович! Он же такой душечка!» С чего они это взяли, если могут наблюдать за Сёминым, находящимся в основном у кромки поля, для меня всегда оставалось загадкой. Видели бы они этого «душечку» в гневе на своих подопечных, не выполняющих тренерскую установку! Но таков женский взгляд, под таким углом они знают, воспринимают личность основоположника нынешнего «Локомотива», и спорить тут бесполезно. Да и незачем. Ему воздалось по трудам. Капитальную перестройку своего «Локомотива» отважный прораб начинал фактически с нулевого цикла, возводил его долго и тщательно, на собственный лад, однако равняясь на передовые европейские технологии. И, что особенно важно, не заимствуя, не умыкая высокосортный дефицитный «стройматериал» у богатых соседей, не раздражая ни руководство, ни болельщиков сверкавших величием клубов. Такая твердая позиция спустя годы отозвалась ему признанием, симпатией любого болельщицкого лагеря, даже когда «Локо» стал наступать на мозоли признанным российским первачам.Рабочая сёминская жилка тесно переплеталась у него еще и с чисто человеческими достоинствами, которые, несмотря ни на какие политические и экономические катаклизмы, не теряют притягательной силы: чувством долга, скромностью, открытостью, коммуникабельностью. Не все и не сразу пошло у Сёмина в «Локомотиве» гладко, случались остановки в пути и откаты с уже набранных высот. Оставалось только удивляться, с каким пониманием относилось, какое терпение проявляло по отношению к молодому еще футбольному главкому прежде скорое на расправу даже с именитыми его предшественниками высшее железнодорожное руководство. – Если бы не Юрий Павлович, не видать «Локомотиву» ни медалей, ни славы, – считал и самый футбольный министр путей сообщения Николай Семенович Конарев. – Для подъема нашего клуба требовалась не только квалификация, темперамент, но и умение терпеть. У Сёмина была не одна возможность уйти в более престижный по тем временам клуб, но он не считал возможным для себя бросить начатое дело, не доведя его до конца. Это человек потрясающей ответственности.– Наша сила в том, что у нас есть Сёмин! – коротко и ясно резюмировал преемник Конарева на министерском посту Николай Емельянович Аксененко. Однажды я возвращался с командой из очередного удачного выезда в розыгрыше Кубка обладателей кубков и в самолете поинтересовался у главного тренера железнодорожников: «Чем вы займетесь после выхода на пенсию?» Я был близок, вхож в локомотивскую кухню около 40 лет, с тех пор как в 1968 году получил приглашение составлять программки к матчам команды. Довелось общаться с некоторыми руководителями Министерства путей сообщения, Московской железной дороги, людьми с огромным опытом работы на транспорте, но по отношению к футболу болельщиками, простыми, незамысловатыми, во многом дилетантами. Они всей душой переживали за «Локомотив», правда, не очень понимая глубинную суть процесса работы с командой, снабжали тренеров и футболистов деньгами, квартирами, черными «Волгами», взамен требуя: вынь да положь высокое место. А когда их терпение кончалось, из команды гнали взашей не только посредственных тренеров, но и таких глыб, как Якушин и Бесков: нет результата, и ступай себе с миром. Чтобы понять характер, природу футбольного дарования Юрия Сёмина, несгибаемости его характера, следует обратиться к детству, юности в его родном Орле.Главным примером для маленького Юры был его дед Илья Никифорович, поскольку всегда находился перед глазами. Отец, Павел Ильич, работавший водителем у секретаря райкома КПСС, уходил из дома в шесть утра, возвращался ближе к полуночи. А дед сапожничал на дому, обувал не только свою, но и все близлежащие улицы. Маленький Юра часами наблюдал за работой деда, помогая ему по мере надобности и невольно приучаясь к мастеровому ремеслу, вообще к труду. А вот другую, «теневую» сторону дедовой жизни он не видел, не знал, не понимал, а потому перенял у него только главное.Хозяйством Сёмины располагали обширным. Родился Юрий в Оренбурге, в котором Павел Ильич проходил воинскую службу. Сыну исполнилось три года, когда семья переехала на окраину Орла, где жили почти все родственники отца, который собственными руками построил для своих домочадцев большой деревянный дом. На краю сада при этом доме находилась небольшая лужайка, на которой ребята гоняли мяч.«На каждый "матч" Юра приносил из дома, заводил и ставил на яблоню старенький будильник, однако чаще всего в азарте игры его, звонящего, глушили и матч продолжался много дольше 90 минут», – вспоминает друг Сёмина с ранних лет замечательный русский актер Валерий Баринов. Помимо приусадебного участка и сада, километрах в 15 от дома в пользование Сёминых была выделена пасека, заведовал которой тоже дед. Поскольку отец был постоянно занят на работе, на единственного сына выпадала солидная нагрузка по хозяйству. С 12 лет он возил на пасеку и деда, и маму, Веру Филипповну, а иногда катал и соседних ребятишек – на мотоцикле с люлькой, в те времена гордостью любой семьи. Прав не было, поэтому центральных трасс избегал – ездил исключительно полем. Приходилось самому и мед качать – пчелы кусались, иногда очень сильно, до повышенной температуры. Мед сдавали в кооператив или продавали, за счет этого в основном и жили. Собирали малину, клубнику, копали картошку, в общем, с детства Юра был при деле. Еще в хозяйстве были куры, гуси, утки и три свиньи. А советская власть разрешала иметь только одну. Когда приходили с проверками, «лишних» свиней прятали. Однажды впопыхах Юра запихивал одну из них в погреб, а непослушная хрюшка так саданула ему в грудь копытом, что несколько дней он не мог отдышаться. Рабочая закалка очень помогла Сёмину в жизни. Футбольным болельщикам он запомнился как один из самых великих трудяг на поле.Мама мечтала сделать из него баяниста, наняла учителя. Но у Юры не было тяги к музыке, и он частенько прогуливал уроки. Ему повезло, что учитель, оказавшись порядочным мужиком, честно сказал Вере Филипповне: серьезного музыкального таланта у ее сына нет. И баян отпал сам собой.Народ уличный по соседству подобрался бедовый. Наркотики тогда еще не получили такого широкого распространения в стране, как сейчас, но в орловских дворах о них знали не понаслышке. Двоюродный брат Юрия пристрастился к ним, кололся, случалось, на глазах детворы и умер рано – в 33 года.Дурные примеры обычно заразительны, и Сёмин вполне мог пойти по кривой дорожке, если бы не спорт – футбол, хоккей. – Когда окончательно порвался общий мяч, отец с очередной зарплаты купил нам новый, как ему казалось, самый лучший, поскольку дороже в магазине не оказалось, – продолжает тему Сёмин. – Но мяч оказался баскетбольным, тяжело было в него играть, ноги об него отбивали. Тем не менее отец поддержал мой авторитет владельца мяча. Впоследствии став игроком «Спартака», а потом «Динамо», я старался материально помогать родителям, но они категорически отказывались. До сих пор жалею о том, что отец умер так рано – в 57 лет, а я тогда еще не имел возможности, не успел купить ему, знавшему толк в автомобилях, шикарную машину. «Для занятий с нами он подбирал такие упражнения, от которых мальчишкам невозможно было отказаться, мы принимали их на ура, – вспоминал Сёмин. – Любил нас, хотя и очень строгим был. Опоздавших на тренировку хотя бы на две минуты отправлял домой». Став уже известным мастером, Юрий Сёмин не забывал своего первого тренера, из зарубежных поездок частенько привозил ему подарки, в частности, спортивную экипировку «Adidas», которая в Советском Союзе была редкостью и распределялась по разнарядке – и то в ведущих клубах.Игры на первенство области стали для юных динамовцев Орла уже будничным делом, как вдруг их включили в зональный турнир чемпионата РСФСР.– Первый выезд в Тулу на стареньком, разбитом автобусе, как ни пыжившимся, не выжимавшим из себя более 50 километров в час, стал для меня грандиозным событием, равным участию в чемпионате мира, – смеется сейчас над теми своими детскими ощущениями маститый тренер. Однако любовь к некогда захватившей игре у Сёмина не пропала, и сейчас признанного уже футбольного тренера нередко можно увидеть на трибунах московских ледовых арен. Болеющего, как и в детстве, конечно же за «Динамо». Когда орловский «Локомотив» получил статус команды мастеров, Геннадий Савкин стал одним из его тренеров, забрав в группу подготовки при клубе и своих самых любимых учеников. Так Юрий Сёмин впервые стал локомотивцем, еще не подозревая, что с этим спортивным именем будут связаны самые счастливые годы его жизни. В начале 1964 года Сёмина впервые взяли на сборы орловской команды мастеров в Орджоникидзе.После второго сбора его зачислили в состав. Он был счастлив неимоверно еще и оттого, что стал партнером своего кумира и любимца орловских болельщиков, лучшего бомбардира команды Владимира Сазонова, который сразу взял молодого форварда под опеку, помогал ему советами, личным примером. В сезоне 1965 года они уже соперничали за титул лучшего бомбардира команды, к моменту ухода Сёмина в московский «Спартак» имели на счету по шесть забитых мячей.Омрачало радость Юрия только скептическое отношение Павла Ильича к его спортивным успехам. Отец считал футбол забавой, всерьез профессию футболиста не воспринимал: вот шофер – совсем другое дело. На игры с участием сына не ходил. Нотаций читать не любил, но при случае подчеркивал: главное, чтобы голова варила, для этого тебя в школе и учат, а ноги второстепенное. И второе: без бумажки ты букашка, закончи институт, пусть даже физкультурный, и делай что хочешь, я за тебя буду спокоен – с дипломом не пропадешь. И сам всячески старался помочь сыну, по окончании школы и при поступлении в Смоленский институт физкультуры носил, возил всем, от кого зависела судьба Юрия, подарки, мед, другие плоды своих сельхозугодий. «Порадовало стремление молодых форвардов бить по воротам без подготовки, – писал великий спартаковец Игорь Нетто. – Так действовали Ю. Сёмин («Спартак», Орел), В. Чуешков («Спартак», Гомель) и В. Прибылов («Спартак», Москва)».Орловский «Локомотив» к тому времени переименовали в «Спартак» и тренера прислали спартаковского – из Москвы, знаменитого форварда довоенной поры Владимира Степанова, по прозвищу Болгар. Он и рекомендовал Сёмина в сборную России, которая уверенно продвигалась к финалу, но в шаге от него уступила команде Грузии (1:2), в которой блистали Кахи Асатиани и Гоча Гавашели.Тем не менее, Сёмин на этом турнире сумел обратить на себя внимание даже классика советской футбольной журналистики Льва Филатова. – У Сёмина есть очень хорошее качество – вкус и желание взять ворота противника, чего, кстати, не хватает многим нашим нападающим, – позднее отмечал заслуженный мастер спорта Константин Рязанцев. – Обладая неплохими физическими данными, темпераментом, быстротой, он всегда в центре событий атаки, готов пробить по воротам, добить отскочивший мяч. Такая целеустремленность заслуживает похвалы.Авторитетная комиссия, состоявшая сплошь из заслуженных мастеров спорта и заслуженных тренеров, назвала 40 лучших игроков по итогам турнира. В восьмерке форвардов наряду с Анатолием Бышовцем, Кахи Асатиани, Валерием Бокатовым и другими оказался и Сёмин.По возвращении Юрия из Москвы в дом Сёминых зачастили гонцы со всех концов страны. Взяли в оборот они и Павла Ильича, соблазняя его всевозможными благами. Но пока Юрий находился в смятении, не решаясь покинуть родительский дом, пока ездил в Москву по вызову тренера юношеской сборной СССР Евгения Лядина, судьбу юноши определили без него. Поскольку орловский «Локомотив» уже стал «Спартаком», москвичи не стали утруждать себя визитом в Орел. Им хватило мнения известного спартаковца заслуженного тренера СССР Николая Гуляева, рекомендовавшего Сёмина в прославленный клуб. В орловский областной совет «Спартака» из столицы поступила директива о переводе Сёмина в московскую организацию. Конечно, столь серьезный вопрос не мог решиться без учета мнения главного орловского болельщика первого секретаря обкома КПСС Николая Игнатова. Его правая рука Альберт Иванов, будучи поклонником московского «Спартака», начал склонять шефа отпустить Сёмина, и первый дал добро.Юра в то время дружил с девушкой Мариной из соседней школы, которая собралась поступать в один из московских вузов. И ее родители на старенькой «Победе» повезли обоих в Москву: дочь – в общежитие, а ее приятеля – к председателю МГС «Спартака» Горькову. Но так случилось, что с тех пор молодые люди больше не виделись. Прием длился не более пяти минут. Горьков вместе со старшим тренером «Спартака» Никитой Симоняном оглядел новичка, сказал: «Худой, как жердь, статью на Нетто похож. Может, и у него дело в «Спартаке» заладится».В новой команде Сёмин сразу подружился с Вайдотасом Житкусом, Валерием Дикаревым, но особенно с Геннадием Логофетом. Если тренеры в резкой форме выражали недовольство игрой новичка, Логофет защищал его, а потом наставлял: «Самое главное для тебя сейчас – бороться. Если ты попал даже в дублирующий состав, не считай, что это насовсем, каждый раз умирай на поле». И сам Логофет по этой части был образцом. Однако вкус дубля Сёмин почувствовать едва успел, почти сразу же стал игроком основного состава. «Спартак» тогда попал в полосу неудач, и команде срочно требовалась свежая кровь.Уверившись в том, что Юрий занят серьезным делом, Павел Ильич не только проникся вниманием к выступлениям сына, но и взялся помогать ему на свой лад – привозить тренерам, председателю спортивного общества рамочки меда, считая, что Сёмин может получить таким способом предпочтение перед остальными. Юрий увещевал отца, что в спорте по блату не прорвешься, все на виду. А тот гнул свое: «Да ты ничего еще в жизни не понимаешь. Окажи человеку внимание, и он к тебе станет лучше относиться». Когда Павел Ильич пытался пересылать свои презенты через сына, Юра раздавал их товарищам по команде.Сначала Сёмина поселили на базе в Тарасовке, а вскоре выделили комнатушку с кухонькой на Дубнинской улице в Бескудникове в... Доме престарелых, воспоминание о котором сохранилось у него на всю жизнь. Спартаковские премьеры произвели на новичка неизгладимое впечатление. Он восхищался техникой, цирковыми трюками Вячеслава Амбарцумяна, космической скоростью Валерия Рейнгольда, мощью, универсализмом, неутомимостью Анатолия Крутикова, который, по его мнению, как и Логофет, своей игрой опережал время. Но больше всего любовался совершенством на поле Галимзяна Хусаинова, который умел в футболе буквально все.В Орле Сёмин играл больше инсайдом, а в Москве его, при модной тогда тактической схеме 4–2–4, отрядили в пару к восходящей звезде атаки могучему центрфорварду Юрию Севидову. Первый гол в высшей лиге Сёмин забил горемычному в ту пору «Локомотиву» с помощью своего напарника.«Оба центральных нападающих (Севидов и Сёмин) оказались против одного защитника железнодорожников (Чиненов) и сумели его обыграть, – писал в отчете о матче популярный журналист Геннадий Радчук. – Затем Севидов, обведя вратаря Туголукова, передал мяч Сёмину, а тот направил его в пустые ворота».После несчастья с Севидовым, выбывшим из футбола на долгий срок, Сёмина выдвинули на передний край атаки в одиночестве – «Спартак» начал играть в три форварда. Рядом с широкоплечим, пробивным Севидовым спартаковский новичок чувствовал себя более или менее комфортно, а в новом амплуа оказался не в своей тарелке – силенок, чтобы таранить неприятельскую оборону, ему не хватало. Но спорить не стал. Вот и перед дебютом «Спартака» на европейской арене в Кубке обладателей кубков Сёмин пропустил три матча чемпионата СССР, и тем не менее его включили в число 18 отъезжавших в Белграде на встречу с местным ОФК. Но на тренировке перед самым выездом он повредил боковую связку.«Сначала подумал – ерунда, а утром просыпаюсь – болит. – Сёмин как бы заново переживает те свои ощущения. – Доктору ничего не сказал. Он же передаст тренеру, и меня отцепят. Во время тренировки уже в Белграде сжал зубы и виду не показывал. Наутро – зарядка, а мне больно, но признаваться опять не стал. Объявляют состав – я играю. Молчу, только посильнее растер колено и – на поле. Это был мой лучший матч за «Спартак». – Странно было слышать во время подготовки примерно такие разговоры некоторых игроков: «Проиграем в Вене – и черт с ним, с Кубком, поскорее в отпуск уйдем», – и сейчас продолжает недоумевать Сёмин. – А мы выглядели сильнее «Рапида» и просто обязаны были его проходить. Если бы все бились насмерть, как Логофет, наверняка выиграли бы. Но и от руководства не исходило особой стимуляции, серьезных премиальных не объявляли. А в «Спартаке» тогда собралась слишком большая группа ветеранов, у которых все больше начинали превалировать собственные интересы. Безусловно, Николай Петрович Старостин был великим психологом. Обычно на установке сначала говорил старший тренер, а потом брал слово Чапай, как игроки между собой называли Старостина. Выступление его всегда было коротким, но необычайно емким, патриотичным, доходившим до сердца каждого футболиста. Старостин пользовался безграничным авторитетом не только в команде, он был вхож в самые высокие кабинеты горкома КПСС, Моссовета, и, если бы меня, к примеру, пригласили в «Спартак» при нем, то не поселили бы в клоповнике. Его возвращение напрашивалось, но не за счет неоправданных жертв (имею в виду Гуляева), не в ущерб футболу, команде. «Решалась судьба третьего места, а игроки, причем в основном опытные, допускали грубейшие промахи, – удивлялся Сёмин. – Команды, как таковой, на поле не было, и "Спартак" закономерно проиграл – 0:3. При чем тут Гуляев?» Но в декабре 1965 года Сёмин отправился со «Спартаком» в свою первую зарубежную поездку в Израиль. Там игрокам выдали суточные... аж по 50 долларов. Целыми днями он ломал голову, как на эту сумму привезти подарки всем своим орловским друзьям и родственникам. А в результате даже ухитрился выкроить себе на пальто. В этом пальто он впервые понравился Любе, которая примерно через год стала Сёминой, его женой.Революция состоялась. В начале 1966 года Николай Старостин вернулся в «Спартак» начальником команды, а готовили ее к сезону новые тренеры, бывшие спартаковцы Сергей Сальников и Николай Дементьев. Но в середине сезона уже сам Старостин инициировал возвращение на пост старшего тренера Никиты Симоняна, при котором спартаковская эпопея Юрия Сёмина завершилась. Он перестал попадать в основной состав, и тут неожиданно на него вышел динамовский селекционер Лев Рудник, сказав: «Осенью тебе в армию, для дублера "Спартак" вряд ли добьется отсрочки. Константин Иванович Бесков приглашает тебя в "Динамо". У нас и отслужишь».Примерно в это же время из «Спартака» отчислили Дикарева, Корнеева, Рейнгольда, и многие болельщики грешным делом решили, что и причины расставания с Сёминым также дисциплинарного характера. На самом же деле он сам попросил Старостина, Симоняна отпустить его для решения армейской проблемы. Никаких грехов за ним не водилось, и спартаковские руководители переходу препятствовать не стали. – Сёмин перестал попадать в основной состав, что не прибавляло ему настроения и в дублирующем, – вспоминал Никита Симонян. – В таком состоянии вернуться в главную когорту было делом нереальным. Никаких нарушений режима за ним не водилось. Формально он оставался в «Спартаке» до перехода в новый клуб.Старостина уже не спросишь, но, может быть, все дело было в том, что подписи Сёмина не оказалось под прошением игроков о возвращении Николая Петровича. Великим ведь тоже, порой, присущи маленькие человеческие слабости, о которых простые смертные и не догадываются. Поразил Бесков молодого динамовского новичка и занятиями по тактике игры.– Не сказал бы, что у Бескова был лучший в стране подбор игроков, но в командной игре мы превосходили всех, выглядели порой просто блестяще, – считает Сёмин. – Чемпионом «Динамо» в мою пятилетку пребывания в нем не стало лишь волею случая, дважды было в шаге от золотых медалей, но по игре в течение нескольких сезонов заслуживало первенства, и в этом меня никто не разубедит. Не каждый способен сразу схватить суть тактики игры, и Константин Иванович терпеливо изо дня в день, на макете и на поле повторял свои уроки, доводя действия игроков в той или иной ситуации до автоматизма. «Из всех московских команд динамовская наиболее скоординирована, уравновешена, одинаково надежна и в защите, и в нападении. Здесь мы встречаемся с давно нам знакомым динамовским стилем, который, конечно же, хорошо известен тренеру Константину Бескову».Бесков определил и истинное амплуа Сёмина. В «Спартаке» его видели выдвинутым вперед форвардом, хотя сам он на острие атаки испытывал дискомфорт. А в «Динамо» он превзошел всех в соревновании по тесту Купера, поразил крайней жесткостью в единоборствах, а выносливостью уступал только разве что известному динамовскому «мотору» Валерию Маслову. Бесков оценил и характер молодого футболиста. И перевел его на позицию полузащитника – правого или центрального в зависимости от ситуации – раз и навсегда. После столь явной удачи Юрий Сёмин стал уже незаменим в своем амплуа, сыграл во всех оставшихся матчах сезона, в отчетах о которых то и дело проскальзывали фразы:«Большую работу проделывает Сёмин, он настойчиво борется за каждый мяч».«Сёмин в центре поля ловким финтом обходит Краснова, переходит на половину поля автозаводцев, простреливает вдоль ворот, и набежавший Еврюжихин забивает мяч в "девятку"».«Активный Сёмин создает опасные моменты и наконец забивает гол».«Сёмин резким рывком ушел от защитников и оказался один против вратаря» и т.д. «В 1965 году я участвовал в смотре молодежных команд и получил от Вячеслава Соловьева приглашение в "Динамо", но принять его побоялся. Позже судьба все же привела меня в динамовский клуб, за что я очень благодарен Константину Ивановичу Бескову. Динамовцы впечатляюще провели сезон 1967 года, и казалось, что играть в таком сильном составе мне будет трудно. Но и отказаться не мог, так как с детства болел за "Динамо".Впервые вышел в основном составе "Динамо" на матч чемпионата со "Спартаком". Константин Иванович считал, что против своей бывшей команды я должен сыграть сильно. Да я этого и сам хотел. Но чем больше старался, тем хуже получалось. После этого матча я долго выступал в дубле, упорно тренировался и не оставлял мечты попасть в основной состав. Во втором круге она осуществилась. К этому времени и сам почувствовал, что значительно прибавил.Если говорить откровенно, то не все еще хорошо получается. У меня плохо дело с пасом, нет точности в передачах. Иногда заигрываюсь с мячом и теряю из виду партнеров. Все эти недостатки я знаю и стараюсь от них как можно быстрее избавиться».Но и в первом же своем динамовском сезоне Сёмин обратил на себя внимание прессы: Старт очередного чемпионата динамовцам явно не удался. Однако Сёмин был уже в команде на первых ролях. На стыке мая и июня он менее чем за месяц забил в ворота соперников четыре гола, а затем добавил и пятый. Чемпионат проводился в два этапа, и в первом же матче финального турнира динамовцы разгромили тбилисских одноклубников – 4:1, а Сёмин забил редкий по красоте четвертый гол. На высокой скорости он прошел почти от центрального круга до линии штрафной гостей, а когда на него устремились двое защитников, неожиданно с носка, без всякого замаха пробил, как из пушки, точно в «девятку». Гигант Урушадзе даже не шелохнулся в воротах. Шедевр этот появился на свет в последний день июля, а 26 августа Любовь и Юрий Сёмины праздновали рождение сына, которого назвали Андреем. Заметным событием для динамовцев стало январское турне по Италии, в частности, матч с лидером чемпионата страны «Кальяри», который отметил в своих мемуарах «Моя жизнь в футболе» даже Константин Бесков. А в интервью «Советскому спорту» он среди лучших игроков итальянских матчей «Динамо» назвал и Юрия Сёмина. Достаточно привести эпизод, ознаменовавший первое взятие ворот «Кальяри». Сёмин, войдя в штрафную соперников справа, резко отдал мяч пяткой назад Еврюжихину, открылся влево, получил ответный пас и метров с 12 точно пробил. Затем «Динамо» отправилось в поездку по Южной Америке и в матчах с лучшими командами Бразилии, Чили, Перу, Венесуэлы не потерпело ни одного поражения. Вновь одним из лидеров команды был Сёмин, забивший два гола (чилийскому «Универсидад де Чили» и перуанской «Альянсе»).1970 год стал одним из лучших в динамовской истории и в то же время одним из самых драматичных. «Динамо», которое, по мнению специалистов, на протяжении всего сезона выглядело сильнейшей командой страны, завоевало Кубок СССР, в дополнительном матче за звание чемпиона уступило золотые медали ЦСКА. С первого же тура первенства Сёмин стал забивать эффектные голы: сначала «Шахтеру», завершив в привычном стиле прострел Эштрекова, затем «Пахтакору», по замысловатой дуге перекинув вратаря. Он еще прибавил в игре, даже по сравнению с предыдущим годом, поражал своим универсализмом: вроде бы только что угрожал воротам соперников, как уже стелился в подкате в собственной штрафной. Он вырос в подлинного мастера комбинационного стиля, классного атакующего полузащитника, особенно успешно взаимодействуя с ближайшими партнерами Валерием Масловым, Владимиром Эштрековым, Юрием Авруцким, от него постоянно исходила острота, угроза воротам соперников. Обозреватели отмечали проявление им «максимума волевых усилий и твердости характера». Вот только с завершающими ударами с наступлением лета у него вдруг перестало ладиться. После забитых мячей в марте и апреле он в очередной раз отличился лишь в августе, но в матче какого уровня! Открыл счет в Киеве, когда московское «Динамо» обыграло своих украинских одноклубников – 2:0.«И вдруг – словно гром среди ясного неба. Мгновенная контратака москвичей, сильнейший удар полузащитника Сёмина метров с 30. Неожиданный, мгновенный, как вспышка молнии. Гол!» – не скрывал восхищения от увиденного киевский журналист Михаил Михайлов.Спустя десятилетия, ступив на поле киевского Олимпийского стадиона уже тренером накануне матча Лиги чемпионов между местными динамовцами и «Локомотивом», Сёмин вспомнил этот гол: Неожиданные потери очков динамовцами на заключительном отрезке чемпионата в матчах с «Шахтером» и «Пахтакором» привели к тому, что их, лидировавших на протяжении всей дистанции, настиг ЦСКА. «Золотой» матч назначили на 5 декабря в Ташкенте, хотя «Динамо» завершило чемпионат 5 ноября. Лучшие игроки армейцев под руководством своего тренера Валентина Николаева отправились в сборную, остальные целенаправленно готовились к главному матчу сезона. В случае с «Динамо» верх взяли коммерческие интересы. Команде предложили турне по Европе, выгодное финансово для спортивных чиновников, особенно при победном исходе. Чтобы обеспечить успешный режим, в «Динамо» отрядили игроков четырех других клубов, но, как нередко бывает в таких случаях, не усилили, а ослабили команду. И Бескову пришлось в канун «золотого» матча вновь восстанавливать взаимопонимание в своей дружине. И Бесков одной из причин поражения назвал отсутствие на поле Сёмина: «Я на него возлагал большие надежды, он в то время хорошо забивал».А потом неожиданно заявил, что «Динамо» довело бы игру до победы, если бы не Аничкин, Маслов и Еврюжихин?! «Уверен, что с Сэмом в составе мы не проиграли бы повторный матч ЦСКА», – утверждал один из лучших защитников страны Виктор Аничкин.Динамовцы свои серебряные медали положили в Кубок, который выиграли в начале августа. Очень напряженным, интересным и зрелищным выдался их четвертьфинальный поединок с «Торпедо», в котором Сёмин вышел на замену во втором тайме. В финальном матче с тбилисскими одноклубниками (2:1) Юрий Сёмин опять вышел на второй тайм и изрядно потрепал оборону соперников.«Он вошел в игру так же уверенно, как вошел вообще в команду – так, словно всю жизнь играл у нас. Игрок он старательный и такой же азартный, как Маслов», – говорил о Сёмине великий Лев Яшин. Известный аналитик тех лет, заслуженный мастер спорта Виктор Дубинин, подводя итоги сезона, отметил и динамовского полузащитника:«Зрелым мастером показал себя в этом году Юрий Сёмин, превратившийся в игрока многопланового, хотя два года назад в такую метаморфозу не верилось. Кандидатуры Сёмина, Эштрекова для команды, ставившей задачу вернуть себе первые роли, вызывали, мягко выражаясь, некоторое недоумение. Сейчас об этом стараются не вспоминать». «В команде была замечательная атмосфера, – вспоминает он. – Лидеры – Яшин, Численко, Маслов, Аничкин, Гусаров, Рябов дружили и между собой, и коллектив цементировали. Бесков порой был невероятно жесток. Особенно по отношению к Аничкину с Масловым. И все равно к нему относились не с опаской, а с огромным уважением. Пять лет в "Динамо" – самые счастливые в моей карьере. И не только по игре. В "Спартаке" я после матчей, тренировок оставался наедине с самим собой и с мыслями, не сбежать ли обратно в Орел. А в "Динамо", например, Лев Яшин, который нам представлялся звездой вселенского масштаба, мог пригласить всех молодых на свой день рождения с женами, с девушками. На выезде нам выдавали суточные на питание, так в "Спартаке" каждый платил за себя. А в "Динамо" мы собирались компанией: сегодня один за всех платил, завтра другой. Никто не мелочился. Мы были одной командой и на поле, и вне его». «Виктор Георгиевич прекрасно знал футбол, и психолог был сильнейший, – свидетельствовал Сёмин. – Имел подход к игрокам. Знал, в какой момент и как дозировать нагрузку. И очень коммуникабельный был человек. Думаю, Корольков принадлежит к когорте высококлассных тренеров».После индивидуальных бесед футболист выходил от Королькова с полным убеждением, что он нисколько не слабее и даже сильнее любого соперника. В то же время, несмотря на первые тренерские успехи, Корольков не считал зазорным прислушиваться к мнению бывалых футболистов, но если принимал решения с его учетом, требовал от каждого неукоснительного выполнения тактических задач на поле, за отступления от тренерской установки спрашивал строго с любого, даже самого заслуженного. При этом, будучи человеком интеллигентным, он почти не оперировал «кнутом», его оружием были точный анализ игры, меткое замечание, удачная, к месту шутка, и эти методы срабатывали успешнее крика и истерики. Сёмин, впервые оказавшись в команде, не претендующей на высокие награды, казалось, должен был бы смирить гордыню и настроиться, как в детстве, на получение удовольствия исключительно от самого игрового процесса. Однако полное доверие со стороны тренера окрыляло его, развязывало руки на поле, и он с удовольствием отдавал на благо «Кайрата» все накопленное за время выступлений в лучших советских клубах умение и опыт.В 1972 году «Советский спорт» стал публиковать оценки игроков после каждого матча, которые по новому регламенту выставлялись им тренерами в протоколе. Сёмин, хотя и понимал, что по сравнению с «Динамо» пошел на понижение, себе не изменил – провел сезон от души – на твердую «четверку». С новыми партнерами, которые, конечно же, в большинстве своем уступали в умении динамовским, он не утратил прежнего азарта и жажды побед. Играл с огромной самоотдачей, самоотверженно, и столице Казахстана продемонстрировав свой коронный голевой номер.29 мая. Матч «Кайрат» – ростовский СКА. «Сёмин на огромной скорости в смелом броске головой посылает мяч в ворота с подачи Осянина», – гласит скупая строка в отчете об игре. С таких голов он начинал в «Спартаке», реже забивал их в «Динамо», поскольку был отправлен с переднего края в среднюю линию, а в «Кайрате» считал необходимым не просто добросовестно отрабатывать на поле, но и демонстрировать болельщикам, партнерам все, что умел, в том числе и украшающие футбол эффектные трюки. А от его единоборств с соперниками, как и раньше, только искры летели. С первых же матчей в его сезонном кондуите появились предупреждения от судей за чрезмерный азарт. В общем, и под знойным казахстанским солнцем он оставался самим собой. Своей игрой, самоотдачей на поле москвичи снискали уважение в «Кайрате». Фальяна, считавшего, что единственным непререкаемым авторитетом в команде может быть только тренер, такое положение дел совершенно не устраивало. К тому же познавшие опыт работы с лучшими советскими специалистами Рожков, Сёмин, Осянин не отмалчивались ни во время занятий по тактике, ни в ходе установок на матчи. Не нравились тренеру и их отлучки по выходным домой, в Москву. Фальян стал, как выразился Рожков, «выдавливать» москвичей из команды, искал для этого малейший предлог. И по отношению к Сёмину повод вскоре подвернулся. Известно, как «пунктуальна» сейчас наша гражданская авиация, можно себе представить, какой она была 35 лет назад. В общем, однажды Сёмин опоздал с возвращением в команду, за что по настоянию Фальяна был из нее освобожден. Хотя до этого почти не выпадал из основного состава и претензий по игре не имел. Вдобавок не на шутку разошедшийся Фальян поставил шлагбаум и перед отчисленным Сёминым: в случае появления у него варианта с другим клубом высшей лиги пригрозил дисквалификацией. По возвращении из Новосибирска Сёмин оказался на распутье. Уезжать из Москвы, снова пребывать вдали от семьи не хотелось. И тут давний товарищ Александр Львов сумел навести мосты между ним и старшим тренером «Локомотива» Игорем Волчком. Тот после Новосибирска скептически отнесся к предложению журналиста, но, к счастью, прежде всего своему, от идеи не отказался: «Поскольку он ничего не просит, возьмем, посмотрим, на что способен». Смотрины не затянулись. Хотя, собираясь в «Локомотив», Юрий Сёмин и представить себе не мог, что в итоге отдаст команде железнодорожников полжизни. «Если бы в футболе устраивали бенефисы, то этот матч можно было бы смело назвать бенефисом Юрия Сёмина, – писал, рецензируя встречу, Николай Морозов, которому Сёмин откровенно нравился еще с динамовских времен. – И не только потому, что он забил три мяча. Сёмин продемонстрировал игру, в которой отлично сочетались интересы футболиста и коллектива». Специалисты по ходу сезона не раз выделяли Сёмина в «Локомотиве». Например, заслуженный мастер спорта Виктор Понедельник, сменивший футбольное поле на кабинет руководителя отдела футбола в газете «Советский спорт».«Лишь Сёмин в атаке демонстрировал сполна неуемную жажду борьбы, – писал он после неудачи железнодорожников 2 мая в матче с ЦСКА. – И в отличие от своих партнеров действовал нешаблонно, стремясь играть в каждом эпизоде неожиданно для соперника». – Два человека – Юра и Гиви Нодия сделали для меня то, что, возможно, не получилось бы у иного тренера – привили мне своим примером профессиональное отношение к футболу, – признавался впоследствии Газзаев. – Мы много времени проводили вместе, и, видя, как они работают, как переживают за результат, я тоже проникался сумасшедшей ответственностью, проявлял на поле полную самоотдачу. Вообще в «Локомотиве» тогда сложился прекрасный коллектив, и время, проведенное в команде железнодорожников, до сих пор вспоминаю как одно из лучших в своей жизни.Насколько крепкой оказалась дружба Сёмина с Газзаевым, показывает эпизод, случившийся примерно через год после их знакомства. И вот в той поездке Сёмин успел набрать на две сумки, как вдруг в Шереметьеве началась выборочная проверка. Когда очередь дошла до Сёмина, следовавший за ним Газзаев незаметно взял одну из сумок и уверенно пошел с ней через «зеленый коридор». – Юра был старше, опытнее, мудрее, я его послушался, – вспоминает ныне знаменитый российский тренер. – И по прошествии времени очень благодарен ему за участие в моей судьбе.Забегая вперед, необходимо отметить, что, заканчивая учебу в Высшей школе тренеров, Газзаев, имевший широкие возможности выбора места преддипломной стажировки, отправился в «Локомотив» к своему старому другу, возглавившему команду железнодорожников после «Памира». Но тут ныне маститый армейский тренер обязательно просит вносить уточнение.«Я попросился к Сёмину не только потому, что мы дружили, – объясняет он. – Уже видел его команду в деле, несколько раз заезжал на тренировки, и они мне показались очень интересными». «Кубань», и в первой лиге прежде звезд с неба не хватавшая, быстро почувствовала руку своего нового диспетчера. На финише турнира краснодарцы замкнули первую шестерку, а малоизвестный до той поры центрфорвард команды Александр Плошник разделил бомбардирское первенство с Сергеем Андреевым из ростовского СКА (по 20 забитых мячей), львиную долю из которых провел с ювелирных передач плеймейкера «Кубани». И сам Сёмин успешно атаковал ворота соперников – 10 голов для разыгрывающего полузащитника – результат мастерский. – Уже весной сложилась в команде средняя линия, опытные игроки которой – Батарин, Сёмин, Еркович, Калешин – в состоянии были не только раздуть пламя атаки, но и тактически грамотно действовать в сложных ситуациях, – писал корреспондент «Советского спорта» Юлий Сегеневич. И Сёмин получал большое удовольствие от краснодарского этапа своей карьеры.«Народ в то время в Краснодаре валил на футбол, как в Италии, билетов нельзя было достать, – вспоминал он. – Для меня после полупустого Черкизова это было невероятным стимулом. Когда мы выходили на поле, мурашки по телу пробегали...»Краснодарцам в итоге удалось закрепиться в группе сильнейших, но для Юрия Сёмина тот сезон стал последним в большом футболе. В первом тайме краснодарского матча с ростовским СКА 8 ноября он получил разрыв связок плечевого сустава, потребовавшего операции – третью травму за сезон, поставившую крест на его игровой карьере. Виктор Корольков, с которым Сёмин частенько спорил, дискутировал по различным аспектам тактики, построения и другим нюансам игры, настоятельно рекомендовал ему выбрать в дальнейшей жизни тренерскую профессию. И Сёмин поступил в Высшую школу тренеров. * * * Лишь осенью 1945 года в Великобритании впервые прогремело имя советского специалиста Михаила Якушина, только начинавшего свой тренерский путь в московском «Динамо». Триумфальное шествие динамовцев по британским стадионам создало Якушину ореол величия в глазах давно осознавших цену, значение тренерской профессии тамошних болельщиков. В отличие, кстати, от нас, научившихся уважать тренерский талант гораздо позже, и то не в полной мере, которой он заслуживает. Даже сейчас от иного руководителя популярнейшего клуба можно услышать, что вклад тренера в успех команды составляет всего лишь десять процентов. А при так называемом социализме роль личности, в том числе и тренерской, тем более всячески нивелировалась, и если популярность звезд, выходивших на поле перед публикой, невозможно было заглушить, то тренер в большинстве случаев оставался за кадром. С распадом СССР началась новая история страны под названием Россия, и футбольный мир получил наконец полную возможность познакомиться с ее лучшими представителями тренерской профессии. Европе открыли глаза на российский футбол высшего качества сначала спартаковец Олег Романцев, а затем Валерий Газзаев, выигравший в 2005 году со своим ЦСКА Кубок УЕФА, и Юрий Сёмин, сотворивший из отраслевого клуба «Локомотив» грозу мадридского «Реала» и миланского «Интера». Им выпала историческая миссия первыми показать лицом футбольный российский товар за рубежом.Сейчас имя «главного машиниста» «Локо» широко известно во всех футбольных странах – от Британских морей до Апеннин и Пиренеев. Однако вряд ли на европейских просторах знают, какой ценой досталась ему нынешняя слава «Локомотива» и собственная известность, сколько было разбито надежд, пережито разочарований в ходе строительства нового современного, все более популярного клуба, какую силу духа пришлось проявить, какие испытания характера пройти, чтобы выполнить возложенную на него судьбой и футбольной историей задачу. Так «Кубань» потеряла молодого специалиста, о чем впоследствии в крае горько пожалели.«Футбольного тренера союзного масштаба или хотя бы просто классного специалиста, педагога, решительного организатора нам все эти годы не попадалось, – можно и сейчас прочитать на клубном сайте. – Своего не сумели воспитать, с приезжими не везло. Упустили в свое время Юрия Сёмина – почти свой был, – не поверили в способности выпускника Высшей школы тренеров, теперь вот локти кусаем».Полгода тренер Сёмин промаялся без работы. Предложение поступило только из Центрального совета «Динамо», но не на практическую работу, а тренером отдела футбола. А к кабинетной деятельности душа у Сёмина не лежала.Отделом футбола Всесоюзного совета ДСО профсоюзов в ту пору заведовал опытнейший специалист Сергей Полевой. К нему постоянно обращались руководители различных команд, терпевших турнирное бедствие, с просьбой порекомендовать стоящего тренера. С Сёминым Сергей Васильевич был знаком и раньше, а на чемпионате мира 1982 года в Испании они оказались в одной группе советских футбольных специалистов. Каждый матч мирового первенства подвергался детальному анализу участниками группы, и Сёмин во время этих разборов постоянно удивлял Полевого зрелостью футбольного мышления, пониманием тонкостей игры, ее нюансов. И когда в мае 1983 года к Полевому обратились руководители Таджикистана, чей «Памир» прочно обосновался на последнем месте в первой лиге, тот предложил им на должность старшего тренера Юрия Сёмина.На вопрос Сёмина «За что же мне такая участь?» Полевой заметил: «Руководителей преуспевающих команд не меняют. Начинать молодым всегда приходится с отстающих». Насколько «отстающим» оказался «Памир», Сёмин понял, еще не приступив к работе, а только понаблюдав за игрой команды в Запорожье и Никополе. Итоги матчей красноречивы: 1:2 и 1:5. Тогда еще делавший первые шаги в команде мастеров полузащитник Юрий Батуренко вспоминал, как футболисты «Памира» впервые познакомились со своим будущим тренером: «Юрий Павлович сидел в холле никопольской гостиницы с отрешенным взглядом, в полной прострации. Наверное, так выглядит узник, приговоренный к смерти». А вернувшись домой, на вопрос жены об увиденном только и промолвил: «Ну и командочка... Тысяча и одна ночь! Ужас!» И на следующий день... согласился возглавить эту «командочку». Хотя прежде нагрузок, подобных сёминским, в «Памире» не знали. Недавнему дебютанту правому защитнику Олегу Малюкову Сёмин, например, говорил: «На твоей бровке два угловых флажка, так вот нужно, чтобы к концу игры они были мокрыми от твоего пота». В перерыве первенства Сёмин провел плодотворный сбор с упором на функциональную подготовку, пригласив в качестве консультанта своего бывшего партнера по нападению «Спартака», уже достаточно опытного специалиста Юрия Севидова. И в сентябре «Памир» наконец покинул тройку аутсайдеров, но тут дома неожиданно уступил ланчхутской «Гурии». Глубокой осенью Сёмина ждал еще один приятный сюрприз: молодежь Таджикистана вторично победила на всесоюзном турнире «Переправа», выдав мощное пополнение «Памиру». На следующий год в распоряжении главного тренера команды оказались талантливые Алимджон Рафиков, получивший на «Переправе» приз лучшего защитника, Сергей Ибадуллаев, Камиль Ферханов, Анатолий Воловоденко и быстро выросший в звезду всесоюзного масштаба Олег Ширинбеков. «Приятно отметить успешное выступление в нынешнем сезоне душанбинского "Памира", – писал Алексей Леонтьев. – Молодому тренеру Юрию Сёмину удалось правильно оценить возможности каждого из футболистов».Двое душанбинцев – вратарь Мананников и защитник Малюков стали регулярно приглашаться в юношескую сборную СССР. Ее возглавлял Борис Игнатьев, с которым Сёмин тогда познакомился впервые.«Юра поразил меня своей дотошностью, – вспоминал позднее Игнатьев. – Он, единственный из тренеров команд, представленных в юношеской сборной, допекал меня расспросами о своих игроках. После каждого нашего матча Сёмин не только детально интересовался, как они выглядели на поле, но и какие проявили человеческие качества, как вели себя на сборах, в быту, как сходились с партнерами из других команд. Ни одна мелочь не ускользала из его поля зрения. Я тогда подумал, что у такого фаната тренерского дела должно быть большое будущее. И не ошибся».И вот уже знаток первой лиги, симферопольский журналист Гарринальд Немировский отмечает: «"Памир", в рекордно короткие сроки трансформированный молодым тренером Юрием Сёминым, бросил смелый вызов не только своим соседям по прошлогодней итоговой таблице, но и замахнулся на призовые места».У «Памира» появлялось все больше предпосылок для того, чтобы приступить к штурму вершин, о которых в Таджикистане прежде и не мечтали. Проницательный Асаулов, побывав на сборах душанбинцев в Вахшской долине, подметил новую особенность «Памира», ставшую впоследствии характерной в первые годы работы Сёмина и с «Локомотивом».«Бросалось в глаза, что команда, всегда тяготевшая к мягкому, техничному футболу, принялась осваивать жесткие единоборства, персональную опеку, любое упражнение обретало форму игры», – отмечал он.Тогда Сёмин объяснял перемены в стиле и психологии игроков просто: «Футбол требует мужественных и стойких бойцов. Мы попали в восточную группу, а в ней немало команд, которые, как говорится, не церемонятся. Поэтому хотим того или нет, а готовиться надо к жесткой борьбе. На первом этапе главное – попасть в шестерку, а там, впрочем, что загадывать».С первых же матчей нового турнира специалисты отмечали: «Памир» играет активно, разнообразно, с большой самоотдачей, показывает хорошее движение и организованность, лишь в завершении атаки футболисты допускают брак».– Все понимают, что дистанция первого этапа слишком короткая, на раскачку времени не остается, значит, необходимо брать очки, – объяснял резвый старт своей команды Юрий Сёмин. – Перед игрой с ЦСКА в нашу раздевалку зашли высокопоставленные армейские чины и прямо, без обиняков заявили, что семь наших ведущих футболистов сегодня играть не должны. Иначе... – рассказывал форвард «Памира» Мухсин Мухамадиев. – Насчет «иначе» все было понятно, но Сёмин настоял и уговорил тем не менее некоторых из ребят выйти на поле, успокоив их, что он, мол, все уладит. Мы выиграли – 1:0, и на следующий день все «семеро смелых» были отправлены в войсковую часть для «прохождения действительной срочной службы». Не участвовавших в игре Ширинбекова, Ибадуллаева и Витютнева услали в Темиртау, а Рахимова, Мананникова и Воловоденко – под Ашхабад, почти на границу с Афганистаном. Лично министр обороны Соколов удостоил ребят такой чести, «отблагодарив» за победу над ЦСКА. Приказ пришел за его подписью. «Считаю, игра соответствовала самым высоким меркам высшей лиги, эмоциональный уровень с обеих сторон был высочайший, – комментировал матч Сёмин. – Гости удивили хорошим физическим состоянием, но в тактике, кроме навала, ничего не показали. В целом армейцев мы переиграли». – Для молодых футболистов «Памира» положение лидера непривычно, – сетовал Сёмин. – Испытываем нужду в усилении игры, но обстоятельства против нас. Постоянно приходится отвлекаться от дела, нервничать, искать лучший вариант состава.В этом выстраданном, мучительном тренерском признании следует читать между строк. Не мог наставник «Памира» вылить на страницы прессы всей правды о тех безобразиях, которые творились из Москвы с его командой. Даже если бы нашелся отчаянный редактор, напечатавший откровенный рассказ Сёмина, потом не поздоровилось бы ни ему, ни рассказчику. Рассказ о том, как тренер обивал пороги высоких республиканских кабинетов, надеясь, что авторитет первого секретаря ЦК компартии Таджикистана Рахмона Набиева поможет удержать в команде ее сильнейших игроков хотя бы до конца сезона. Ему шли навстречу на всех республиканских уровнях, но министр обороны был членом Политбюро ЦК КПСС, а эта привилегия перевешивала высшие республиканские должности. Сёмина в Таджикистане оценили. Ему было присвоено звание заслуженного тренера республики. Главной же наградой за его работу стал не виданный прежде в Душанбе футбольный бум. Стадион на всех матчах «Памира» заполнялся под завязку, болельщики в своем главном души не чаяли, постоянно приглашали в гости, резали по такому случаю барашка, готовили плов. И потом, после возвращения Сёмина в Москву, еще долго слали ему ящики фруктов, да и сейчас, спустя более двух десятилетий, сладкая посылка из солнечного Таджикистана для Юрия Павловича и его семьи не редкость.Когда после развала СССР многие бывшие подопечные Сёмина в «Памире» оказались под угрозой бедности, он и тут проявил заботу, пришел им на помощь, лучших взял в «Локомотив», других устроил в российские команды рангом ниже. Сёмин никогда не забывает тех, кто был с ним рядом в трудные для него времена тренерского становления. И его ученики платят ему той же мерой. Успехи, прогресс «Памира» привлекли к работе Сёмина внимание не только специалистов, журналистов, но и главного на тот момент болельщика московского «Локомотива» – министра путей сообщения Николая Конарева. Одной из главных причин такого однообразия была постоянная смена «локомотивной бригады». Повелось это с незапамятных времен. Собратья по первому чемпионату СССР оказались заметно старше новорожденного «Локомотива» и, пользуясь этим, сразу начали пощипывать «младенца» не только на футбольных полях. Чуть ли не ежегодно «Спартак», «Динамо», ЦДКА «прореживали угодья» железнодорожников, удаляя, естественно, самые сильные ростки. Едва появится звезда в «Локомотиве», глядь, она уже покатилась на другой небосклон. Остановить этот звездопад шефам команды было не под силу, поскольку футбольные законы оставались в силе только на бумаге и были не писаны для ведомств и возглавлявших их высокопоставленных «болельщиков», стоявших за спиной ведущих московских и киевского клубов, более влиятельных, чем железнодорожные генералы. Николай Конарев, знавший про любимую команду все и вся, в свое время сумел оценить игровой фанатизм Сёмина. Как опытный руководитель он разглядел зерно и в возвышении «Памира» – все тот же неистовый характер, то же полное неприятие поражений, и новое – твердую руку молодого тренера таджикской команды. Не дремал и Сергей Полевой. Не без его влияния министр пригласил Сёмина на беседу. Предложение было лестным, со временем вернуться домой, в Москву, Сёмин мечтал, но не предполагал, что подходящий момент наступит так скоро. Как человек основательный он собирался довести начатое дело до логического завершения, понимал, что финал – выход «Памира» в высшую лигу – не за горами. Команда созрела для повышения в ранге, и, если бы не козни главного конкурента, вероятно, пополнила бы ряды сильнейших. А успех подобного рода в самом начале карьеры – уже репутация. Все это Сёмин понимал, взвешивал и, поблагодарив Конарева за приглашение, свое решение отдал на откуп судьбе, сказав: «Если вы договоритесь с первым секретарем ЦК компартии Таджикистана, я согласен», искренне рассчитывая на твердость, непоколебимость Рахмона Набиева в этом вопросе.Однако Конарев в достижении желанной цели настойчивостью, упорством не уступал Сёмину. Какие аргументы он предъявил таджикскому руководителю, какие послабления по железнодорожным перевозкам сделал, история умалчивает. Как бы то ни было, Набиев уступил просьбам уважаемого министра, дал добро на возвращение своего тренера в Москву. Но дело, начатое Сёминым в Душанбе, продолжало жить и побеждать. Спустя короткое время «Памир» под руководством помощника и ученика Сёмина Шарифа Назарова завоевал путевку в высшую лигу. Правда, руководимый бывшим шефом Назарова «Локомотив» прошествовал туда годом раньше. Уже после первых матчей нового сезона «Локомотив» удостоился комплиментов. После восьми туров «Локомотив» лидировал в турнире без единого поражения, и не случайно.«Железнодорожники демонстрируют собственную манеру игры и вкус к атаке большими силами, – отмечал Алексей Леонтьев. – Это и сбалансировало вклады в общекомандную копилку линий обороны и нападения. Среди тех, кто поражал ворота соперников, мы видим Шишкина и Дрожжина, Павлова и Макарова... Юрий Сёмин довольно скромен в оценке игры своих подопечных, считает, что они еще не сумели достичь того взаимопонимания и той активности, которые делают игру команды не только остросюжетной, но и устойчивой».«Скромность» Сёмина, отмеченная опытным журналистом, базировалась на трезвой, реальной оценке уровня, возможностей его команды, которая выявляется только в жарких турнирных баталиях. Весеннее лидерство «Локомотива» не вскружило ему голову, а лишь заставило поверить в успех новой кампании. Но не с первой попытки, которая помогла прежде всего отчетливо выявить болевые точки его команды и по ходу сезона приступить к их лечению. Сейчас, зная, как тяжело, мучительно Сёмин расстается с каждым футболистом, в отчисление им разом почти целой команды верится с трудом. А все дело в том, что лишь со временем ему удалось собрать под своим водительством таких же подвижников, каким был он сам. Настоящих искусников футбола среди них поначалу можно было пересчитать по пальцам, но огонь в глазах пылал у каждого. А за жажду борьбы, самопожертвование на поле Сёмин готов простить футболисту все что угодно. Несмотря на то, что промежуточный финиш железнодорожники прошли третьими после одесского «Черноморца» и рижской «Даугавы», Сёмин был доволен своей командой, которая параллельно сумела завоевать еще и Кубок Международного спортивного союза железнодорожников, обыграв в финале одного из лидеров чемпионата Болгарии пловдивский «Локомотив» – 3:1.«Еще недавно мы призывали футболистов к бескомпромиссной и самоотверженной игре, упрекали их в безволии, нежелании сыграть на высокой ноте, отсутствии характера и тому подобное, – говорил он. – К счастью, все это позади. Футболисты стремятся выкладываться в каждом матче, действовать с огоньком. Не всегда получается, но в прежних грехах их не упрекнешь».Свою бойцовскую линию «Локомотив» выдержал до конца и за четыре тура до финиша вместе с «Черноморцем» добыл себе билет в высшую лигу.Но неправильно было бы объяснять первый успех молодого тренера только самоотверженностью, волевым превосходством железнодорожников над соперниками. В 1/16 финала Кубка СССР жребий свел «Локомотив» с одним из лидеров советского футбола киевским «Динамо», и, хотя москвичи проиграли – 1:2, игрового преимущества киевлян не ощущалось.«Зрители могли лишь по футболкам различить, кто есть кто, на поле были две равные команды, не уступавшие друг другу ни в технике, ни в тактике, ни в способности потрудиться во имя победы», – отмечал известный теоретик футбола заслуженный тренер РСФСР Борис Цирик. «Локомотив» и прежде относили к числу коллективов, способных решать самые большие задачи, – писал заслуженный тренер Украины Сергей Шапошников. – Но только с приходом молодого, энергичного специалиста Юрия Сёмина, изрядно перетряхнув боевые порядки, железнодорожники сумели в полной мере раскрыть свои возможности.Сам Сёмин признавался: Но сколько надо было приложить усилий тренеру, каким психологическим искусством обладать, чтобы команда по собственному желанию, без подсказки и указаний сверху, поставила перед собой максимальную задачу. И выполнила ее! Первые успехи «Локомотива» голову молодому тренеру не дурманили. Впоследствии, в пору расцвета тренерского дарования Сёмина, одним из его главных достоинств признавали реальный взгляд на вещи. Но это качество ему было присуще с первых шагов. Честолюбивые помыслы молодого специалиста не ограничивались постоянной пропиской в компании сильнейших. Сёмин в «Локомотиве» смотрел гораздо дальше и пытался использовать любую возможность для усиления команды. Перед своим тренерским дебютом в высшей лиге ему удалось заполучить в «Локомотив» вратаря Станислава Черчесова, созревшего для роли основного, но просиживавшего в «Спартаке» за спиной Рината Дасаева, результативного форварда минского «Динамо» Игоря Гуриновича и группу перспективной молодежи. Качественный скачок в игре команды не заставил себя ждать.Со старта чемпионата «Локомотив» рванул с такой скоростью, что вынудил даже прославленного ветерана Виктора Шустикова воскликнуть: «Трудно верится, что эта команда пришла из первой лиги! Впереди они играют просто на загляденье!» – Команда с достоинством отстаивает свою игру, стремясь действовать и современно, и разнообразно, – констатировал ветеран «Локо», заслуженный тренер РСФСР Виталий Артемьев.– Очень симпатичная команд очка «Локомотив», – резюмировал заслуженный мастер спорта Евгений Ловчев. – Мне кажется, что Сёмин состоялся как тренер уже в «Памире». Он относится к категории специалистов – к сожалению, редкой, но тем более ценной, – с приходом которых команда начинает расти, набирать силу. Это мы видим сейчас в «Локомотиве», перед которым всегда стояла дилемма: то ли брать молодых ребят, воспитывать их, делать команду и надеяться, что труды будут оценены, игроки не разбегутся по другим клубам, то ли приглашать футболистов, которые по тем или иным причинам были отчислены из других московских команд. Эксперимент нынешнего старшего тренера «Локомотива», наверное, развивается наиболее удачно потому, что найдено разумное сочетание желаемого. Мне нравится своеобразная игра команды, старательно выполняющей все тренерские указания.Сёмин и сам чувствовал прогресс у своих подопечных и, естественно, испытывал необычайный подъем. С выходом в группу сильнейших, он расширил штат помощников, пригласив из клубной футбольной школы Владимира Короткова, в прошлом форварда «Локомотива» и ярославского «Шинника», такого же фаната футбола, каким остается сам. Подводя итоги сезона, величайший вратарь современности Лев Яшин и популярный журналист Александр Горбунов в своем диалоге высоко оценили выступления «Локомотива» в сезоне и тренерский дебют в высшей лиге Юрия Сёмина.Яшин: – «Локомотив» в высшей лиге мы не видели давно, и отрадно, что команда с первых же дней пребывания в классе сильнейших взялась задело засучив рукава и хорошо себя проявила. Не могу назвать ни одного матча, в котором «Локомотив» позволил бы себе расслабиться. Напротив, он достойно играл со всеми без исключения командами.Горбунов: – «Локомотив» из тех команд, которые стремятся действовать по принципам современного футбола, уделяя в ходе матча самое пристальное внимание всем без исключения стадиям игры. Перекосов, приводящих к болезненным осложнениям, не наблюдается. При этом заметно, что команда пытается по максимуму использовать возможности каждого футболиста.Яшин: – По моему глубокому убеждению, в том, как играл «Локомотив» в 1988 году, заслуга молодого тренера Юрия Сёмина, сумевшего подготовить команду к большим делам. Именно большим, потому что попавшие в высшую лигу команды чаще всего беспокоятся о том, как бы в лиге этой удержаться. Похоже, что «Локомотив» о термине «удержаться» и не задумывался, а сразу поставил перед собой более высокие цели.Добавило престижа «Локомотиву» участие его защитника Сергея Горлуковича в олимпийском турнире Сеула, победном для сборной СССР. Вскоре после этого Валерий Лобановский призвал локомотивца и в первую сборную. Под руководством Сёмина на глазах выросли в своем мастерстве и другие игроки – Станислав Черчесов, Сергей Базулев, Михаил Русяев, Андрей Калайчев. Успешная тренерская деятельность Сёмина получила новое признание. Ему было присвоено звание заслуженного тренера РСФСР. А по окончании сезона он получил приглашение в московский «Спартак». Сначала его вызвали в высокие профсоюзные инстанции, а потом состоялась беседа с главным спартаковским идеологом Николаем Старостиным. Первые успехи аукнулись «Локомотиву» и его тренеру... серьезными неприятностями. Во втором круге, укрепив свои ряды новыми игроками, «Локомотив» нашел в себе силы рвануться из турнирных низов и вырвался бы, если бы не происки фортуны. Нет, не зря Сёмин возмущенно атаковал арбитра Чехоева, засчитавшего гол ленинградца Чухлова, забитый из явного положения вне игры в матче с «Зенитом». На финише для спасения от новой встречи с первой лигой железнодорожникам как раз не хватило того самого очка, которое они потеряли в результате ничьей – 1:1 на ленинградском стадионе имени Кирова.А по окончании сезона стало трещать по швам и оставшееся сёминское «ополчение», собранное с миру по нитке. Уехали в Германию Горлукович, Русяев и Буланов, в США – Головня, в «Торпедо» ушел Калайчев. Все, что было создано за четыре года напряженного, вдумчивого, порой каторжного тренерского труда, пошло прахом. Команду предстояло создавать заново. Причем в ситуации, когда в светлое будущее «Локомотива» опять никто не верил. Вернуться в элитное сообщество железнодорожникам удалось тем не менее с первой попытки, в то время как прежде на это уходило от двух до семи лет. Правда, после выполнения «обязательной победной программы» в основном турнире команде «на закуску» пришлось еще и превзойти в переходных матчах волгоградский «Ротор». «Нам показалось, что начали матч неплохо, но это была лишь видимость, – и при первых шагах тренерской карьеры Сёмин не стеснялся признавать свои неудачи. – Киевляне устроили тактическую ловушку, заманили нас на свою половину поля и за счет контратак уже в первом тайме забили три «сухих» гола, после чего мы окончательно рухнули. Первым чувством было ужасное огорчение. Но отчаиваться не стали, проанализировали ошибки и в конце сезона вышли в высшую лигу».Даже из обидного фиаско Сёмин уже умел извлечь пользу.«Нам советовали весной не гнаться за двумя зайцами, а сконцентрироваться на возвращении в высшую лигу, – признавался он. – А я считаю, что опыт тех кубковых игр очень пригодился в переходных матчах с "Ротором", по существу таких же – кубковых».В команде остро ощущался дефицит лидеров, который был ликвидирован подъездом в августе «литовской бригады». Пока балтийцы притирались к новой команде, она к концу сентября успела вылететь даже из первой шестерки. Казалось, кончен бал, погасли свечи. Однако Вальдас Иванаускас, Арминас Нарбековас, Вячеслав Сукристов и Арвидас Янонис не только подняли уровень «Локомотива», но и взбодрили своих новых партнеров на подвиги. Из оставшихся восьми матчей «Локомотив» выиграл семь, и пусть с четвертого места через волгоградские пороги, но восстановил свой статус команды высшей лиги. На этом решающем отрезке Юрий Сёмин не в силах усидеть на тренерской скамейке, зачастую метался вдоль бровки, в буквальном смысле ходил в атаки вместе со своими подопечными на ворота, на соперников, на судей. Это выглядело жестом отчаяния. Но до собственной ли репутации ему было, когда земля горела под ногами: задержка «Локомотива» в первой лиге грозила в условиях перехода отечественных клубов на хозрасчет непредсказуемыми последствиями. И тут на имя старшего тренера «Локо» пришло приглашение поработать с олимпийской сборной Новой Зеландии. Летом 1990 года железнодорожники гостили в этой стране, и стиль игры советской команды пришелся организаторам турне по вкусу, показался соответствующим национальным традициям. Вот они и решили перенести опыт Сёмина на новозеландскую почву.Тут следует заметить, что в начале 1990 года административный состав «Локомотива» получил новое пополнение. Вместо Петрашевского одним из помощников Сёмина стал Валерий Филатов, прежде успешно воспитывавший молодежь в торпедовском дубле. Предложение новозеландской Федерации футбола Сёмин принял еще и потому, что, поработав бок о бок с Филатовым, уверовал в его компетентность, способность продолжить совместно начатое дело. Однако оказалось, что проявлять свои творческие способности под «крышей» главного и под гнетом личной ответственности за результат – вещи разные. Даже когда по сравнению с минувшим сезоном в твоем распоряжении появляются настоящие таланты – Сергей Овчинников, Равиль Сабитов, Александр Смирнов, Ромас Мажейкис, Робертас Фридрикас, Георгий Кондратьев, Дмитрий Аленичев, Сергей Подпалый. В общем командировкой Сёмин остался доволен, вот только вернулся он в ставшую ему родной команду к очередному разбитому корыту. Если садишься за один стол с человеком, по милости которого у тебя ноги в зеленке, еще ноют от столкновений с ним на поле, то эта дружба должна быть навек. Так оно и казалось. Филатов видел: друг его бьется с ним, что называется, до крови, но честно, открыто, без камня за пазухой, и все, что происходило на футбольном поле, за его пределами не имело для них никакого значения.И вместо увольнения вновь приступивший к своим обязанностям главный тренер предложил временному предшественнику... повышение в должности – возглавить Футбольный клуб «Локомотив». К тому времени Филатов успел проявить предпринимательскую жилку в мелком бизнесе, теперь же ему предоставлялась возможность заявить о себе как о крупном хозяйственнике. Сёмин и сам мог встать во главе клуба, совмещать президентскую и тренерскую должности, как потом поступил в «Спартаке» Олег Романцев. Но считал, как говорят швейцарцы, что «коза должна пастись у того кола, к которому привязана». А самой большой привязанностью Сёмина была тренерская работа. Буквально за руку он водил кандидата в председатели ФК «Локомотив» по высоким министерским и управленческим кабинетам, в которых сам уже не первый год слыл человеком уважаемым, более того – всегда желанным. «В наших достижениях – большая заслуга руководства Московской железной дороги. Ее начальник Иван Леонтьевич Паристый не мыслит свое хозяйство без футбольной команды. Одно время нам предлагали создать независимый футбольный клуб. Иван Леонтьевич на это не пошел, да и мы были против. Как "Ювентус" не уходит от концерна FIAT, так и мы накрепко связаны с Московской железной дорогой, являемся одним из ее подразделений. Если тяжело в клубе, знаем, что есть "отец родной", который придет на выручку в беде, хотя и строго спросить может». «С руководителем компании Виктором Дрожжиным мы дружили давно, – объяснял Сёмин. – И его готовность помогать клубу финансово, естественно, воспринимали с благодарностью. Бывало, он выплачивал игрокам премиальные из собственного кармана, а по окончании сезона 1993 года подарил нам с Филатовым по машине. Меценаты тогда помогали не только "Локомотиву", но и другим известным клубам, такое было время». В то время, рассказывая о главном тренере «Локомотива» и методах его работы, автор этой книги писал: Во время его тренировок иной раз казался различимым даже лязг железа. В то же время накал страстей он умеет разрядить своевременной шуткой, а при необходимости самостоятельно продемонстрировать любой сложный технический элемент.Помнится, у игроков не ладился удар с лета. Очередной исполнитель, приняв подачу с фланга, неловким движением придал мячу скачкообразную траекторию, и он стал легкой добычей вратаря. Заза Джанашия в двусторонней игре, выйдя один на один, начал обводить вратаря и потерял мяч. Молчание. «Он думал! Думать надо, когда выбираешь, стоит тебе играть в футбол или нет, а когда выходишь один на один с вратарем, бить надо».– Я не перестаю твердить своим игрокам, что люди они не бесталанные, способны на многое, но только при условии полнейшей самоотдачи. – Подобными утверждениями Сёмин подстегивал футболистов, подогревал интерес прессы, болельщиков к своей команде.В августе 1992 года, когда «Локомотив» лидировал в группе «А», сборная России получила первого в своей новой истории главного тренера – наставника последнего чемпиона СССР ЦСКА Павла Садырина. В помощники себе он определил Бориса Игнатьева и Юрия Сёмина.«Сёмин – большой знаток российского футбола, – мотивировал Садырин свой выбор. – Квалифицированный специалист, человек достаточно волевой. С ним я знаком давно, хотя вместе пока не работал. Можно сказать, что у нас одинаковый подход и к футболу, и к жизни в футболе».– Для меня приглашение Садырина свалилось как снег на голову, – признавался Сёмин. – Оба мы попали в большой футбол из российской глубинки: он – из Перми, я – из Орла. Играли друг против друга. И как футболист, и как тренер, и как человек Павел Федорович всегда был мне симпатичен. Оказалось, что и принципы работы у нас во многом совпадают. Согласился я с радостью. Работать в главной команде России – большая честь. Впоследствии Сёмин не раз конфликтовал с Толстых на разные темы, порой весьма жестко, но при каждом удобном случае подчеркивал:«Я поддерживал Николая на посту президента ПФЛ и буду поддерживать потому, что он за справедливость. Во всех своих решениях и поступках он исходит только из интересов футбола. Никаких личных или клубных амбиций за ними не стоит. Начальную работу по организации в России профессионального футбола он выполнил, на мой взгляд, блестяще».В июле 1992 года Виталий Шевченко, формально числившийся начальником команды «Локомотив», а фактически выполнявший роль первого помощника Сёмина, получил приглашение возглавить лучший клуб Боливии «Боливар». Его отъезд прошел безболезненно, поскольку с начала сезона одним из тренеров команды работал еще один близкий друг Сёмина Владимир Эштреков, вернувшийся из успешной командировки в Алжир. Эштреков ждал предложений на родине, и первое поступило... из Новой Зеландии.«Не спеши с новой работой, – попросил его по телефону Сёмин. – Вернусь, поговорим».В Москве он сказал старому товарищу: «Столько лет дружим, а по работе все врозь. Давай делать общее дело». В своем первом российском сезоне «Локомотив» очка не дотянул до призового места, оставшись в итоговой таблице четвертым. Сёмин реально смотрел на вещи. Но команда еще только искала себя, хотя уже вырисовывались лидеры, причем по уровню превосходившие лучших игроков большинства участников высшей лиги – Сергей Овчинников в воротах, Сергей Подпалый в центре обороны, Александр Смирнов в средней линии, Мухсин Мухамадиев в нападении. Недаром Сёмин утверждал:«Соревнование переходит на уровень футбольных клубов. И тут, я думаю, со многими мы потягаемся на равных».Приход в «Локомотив» в очередное межсезонье Юрия Дроздова, Рашида Рахимова, Олега Гарина, Алексея Косолапова засвидетельствовал совершенно новый уровень комплектования команды. И Сёмин не преминул это отметить:«Благодаря успешной финансовой политике руководства "Локомотив" приобретал футболистов не гуртом, как раньше, а целенаправленно, на определенные позиции, молодых, перспективных. Это позволило не только закрыть уязвимые места, но и резко усилить конкуренцию за место в составе».То был первый опыт сёминской «точечной» селекции, которую спустя годы стали считать образцовой. «Это было как допинг, – находит подходящее сравнение Сёмин. – Я человек не сентиментальный и спуску в работе никому давать не привык. Но когда в Индии наблюдал, как наши ребята, словно каторжные, под палящим солнцем истязали себя, полностью выкладываясь на тренировках, иной раз мурашки по коже пробегали».К сожалению, на Мухамадиева такой «допинг» не подействовал.«Локомотив» уступил «Ювентусу» в гостях – 0:3, но ни у кого не поднялась рука бросить камень в команду.«Нужно поблагодарить железнодорожников, чья самоотверженная, довольно организованная игра в обороне позволила им сохранить свои ворота в неприкосновенности в течение первого тайма и дала понять именитому сопернику: нас голыми руками не возьмешь», – считал обозреватель «Футбола» Олег Винокуров.Ответный матч стал для «Локомотива» едва ли не лучшим в сезоне, а победу – 1:0 гости вырвали лишь благодаря блестящей игре своего голкипера Перуцци, спасшего свои ворота после ударов Смирнова, Фузайлова, Рахимова, Косолапова, Сабитова. Впоследствии Сёмин вспоминал:«"Ювентус" преподнес нам немало уроков, показал, как вообще играть в футбол, как вести игру. Основная польза от игр с "Ювентусом" заключается в том, что, сыграв против Баджо, Раванелли и других звезд, футболисты "Локомотива" обрели большую уверенность в себе. Если раньше "Локомотив" побаивался соперников, которые годами считались сильнее его, то сейчас робости не испытываем ни перед кем. Это главный итог встреч с "Ювентусом"». «Все мои слова растворяются в индивидуальном настрое футболиста на конкретный матч. Установку даешь одинаковую, но получается, что "Текстильщику" на глазах двух тысяч болельщиков уступаем – 1:2, а через пять дней на том же поле, при тех же зрителях по всем статьям побеждаем "Ротор". Вот и верь после этого в законы логики». Еще в Афинах, где конфликт только разгорался, Сёмин пытался выступить в роли парламентера, в индивидуальных беседах образумить игроков: как можно жертвовать футболом высшего уровня в меркантильных интересах: «Сыграйте, докажите свою силу и класс, а уж потом с высоты занятого места и показанного уровня игры выскажите все, что наболело, что мешало вам добиться лучшего результата». После той истории с «письмом четырнадцати» Сёмина еще долго незаживающей душевной раной терзала боль загубленного большого дела.«И без отказников сборная выступила так, как сегодня мы рады были бы, – вспоминал он спустя более десятка лет. – Чудом не вышли из группы, проиграли будущему чемпиону и третьему призеру». Сборная России на чемпионате мира в США не вышла из группы. Главная причина – отсутствие единства.Возвращенцы не нашли взаимопонимания с теми, кто потом и кровью зарабатывал себе место в команде, пока те митинговали. Игрокам, прошедшим все сборы, было обидно и за своих товарищей, которых «отцепили», высвобождая места для одумавшихся отказников. Локомотивская бронза чемпионата России после «американской трагедии» и предшествовавших ей событий пролилась настоящим бальзамом на душевные раны Юрия Сёмина. Хотя «Локомотив» продолжал проигрывать признанным грандам на трансферном фронте (в «Динамо» ушли Сабитов, Смирнов, Саматов, в «Спартак» – Аленичев), но потихоньку начал одерживать и первые победы. Евгений Харлачев, на которого претендовало несколько клубов, выбрал команду железнодорожников. Вернулся из «Торпедо» и Игорь Чугайнов.«У меня было три предложения от московских клубов – ЦСКА, "Торпедо" и "Локомотива", – признавался Харлачев. – Выбрал "Локомотив" потому, что Юрий Павлович сумел доходчивее других убедить меня в том, что его команда – именно та, которая мне нужна. По духу моя команда. Я поверил ему и не ошибся».– После далеко не единичных ежегодных кадровых потерь иная команда рухнула бы, мы же все время держались на уровне российской первой пятерки, – констатировал Сёмин. – Психологический, да и игровой фундамент «Локомотива» уже выдерживал испытания на прочность. «Впервые "Локомотив" сбросил с себя ярлык ущербной команды, которая в лучшем случае может подпирать лидеров, – радовался Сёмин по окончании чемпионата. – Своей бронзой мы доказали, что способны не только на разовые победы над элитой, но и сами уже созрели для больших дел. Этот результат поднял нас и в глазах руководства Российских железных дорог. Теперь в приглашении игроков мы можем рассчитывать на увеличение контрактных сумм, а значит, и на новый уровень новичков».Первый результат был достигнут, но настоящего удовлетворения тренер и его сподвижники все же не испытывали.«Для кого мы играем? – спрашивали они друг друга. – Поговорка "дома и стены помогают" нас не касается».Не давало покоя, угнетало немноголюдье на черкизовских трибунах, влиявшее на настроение игроков.«Первые ощущения на "Локомотиве" после полных десятитысячных трибун стадиона в моей родной Находке были – как в степи, слышно, как воробышки чирикают, – удивлялся будущий бомбардир "Локо" Олег Гарин. – Кроликом подопытным себя чувствуешь: болельщиков на трибунах единицы, одни специалисты сидят, тебя изучают. Черт знает что!» «Я всех приглашаю на наши матчи. Стадион удобный, рядом с метро. И буфеты у нас хорошие – не пожалеете». «Я очень рад, что полку болельщиков "Локомотива" прибыло, – подчеркивал Сёмин по окончании сезона. – На трибунах их собиралось значительно больше, чем в былые годы. Значит, наша игра привлекает зрителей. Если бы на стадионе в Черкизове постоянно находилось столько народу, уверен, и очков мы набрали бы побольше».Спустя две недели «Локомотив» нанес поражение «Спартаку».«Мы впервые переиграли, форменным образом раскатали "Спартак"», – не мог скрыть своей радости Сергей Овчинников.Вспоминает Валерий Баринов:– Успех «Локомотива» около стадиона приветствовала группа болельщиков. Когда мы проезжали мимо, Сёмин попросил остановить автобус, чтобы лично поблагодарить людей за поддержку. И еще никогда не забуду двух молодых парней, приехавших в Хорватию на матч с «Вартексом» без документов. Обратно они летели вместе с нами и рассказывали о своих приключениях по дороге из Москвы в Вараждин.И тогда, и впоследствии Сёмин не раз оказывал даже материальную поддержку болельщикам «Локо», после поражения своей команды в Штутгарте ссудил деньгами целую, группу, которую по дороге в Германию обобрали польские стражи порядка. Нагнали страху они и на одного из фаворитов Кубка УЕФА мюнхенскую «Баварию». «Если намеченный план игры выполним, то ничейку сгонять можем», – пообещал Сёмин журналистам, встречавшим «Локомотив» в мюнхенском аэропорту. Несмотря на накладки подобного рода, Сёмин и его команда впервые получили превосходную прессу.«Сыграй "Локомотив" во всех случаях так, как против московского и владикавказского "Спартака", быть бы ему в этом году чемпионом, – утверждал Юрий Севидов. – "Локомотив" оснащен сейчас всем необходимым для достижения максимальных успехов. Команда тщательно, со вкусом укомплектована, игроки удачно дополняют друг друга, в большинстве своем неординарны, обладают склонностью к импровизации, не вносящей диссонанса в общую игровую канву, находящейся в ладу с игровой дисциплиной».– Серебряные медали способны обмануть. Но та спокойная уверенность, безбоязненность (в том числе и легкомысленно задранный нос в московской встрече с «Баварией») безобманно свидетельствуют: «Локомотив» берет крутой подъем, – отметал любые сомнения в закономерности успеха железнодорожников Лев Филатов.Не сомневался в справедливости итогов чемпионата и еще один футбольный эксперт Александр Бубнов:«"Локомотив", возглавляемый Юрием Сёминым, многие годы шел к равновесию между атакой и обороной от обороны, осторожно проверяя, нащупывая собственные методы ведения атаки, достижения победных результатов, и пришел к ним своим путем. Серебро железнодорожников подтвердило правильность курса, выбранного тренерами. Железнодорожники показали второй результат по итогам первого и первый – по итогам второго круга, то есть смогли прибавить в игре даже в условиях накапливающейся усталости. А это свидетельствует уже о классе команды».Юрий Сёмин признавался: Сёмин действительно научился находить с игроками редкий даже для самого опытного тренера контакт. Мог даже проявить гибкость по отношению к нагрузкам игрока... по его просьбе. Полузащитник Ансар Аюпов, например, впоследствии перешедший из «Локомотива» в голландский «Твенте», однажды в разгар сезона попросил Сёмина дать ему отдохнуть, и просьба была удовлетворена. – Новая эра «Локомотива» началась с приходом в команду полузащитника Дмитрия Лоськова из «Ростсельмаша», – считает Юрий Сёмин. – Его появление дало сильнейший толчок развитию команды. Не знал тогда еще Лоськов, что после головокружительной карьеры в «Локомотиве», за время которой он почти вдвое превзойдет спартаковского идола Егора Титова по числу голевых передач, его вынудят искать себе новую команду. Найдется тренер, которому заслуги локомотивского символа окажутся по барабану, а неувядающий класс полузащитника будет перечеркнут его же авторитетом в команде, якобы перевешивающим тренерский. – Нам посчастливилось встретить на своем пути не просто красивую, умную женщину, но и отзывчивого человека, – до сих пор с благодарностью вспоминает о сотрудничестве с Барановой Сёмин. – С суммой ей предстояло расстаться не маленькой, и разговор вышел долгим. Нашему меценату требовалось реально почувствовать, что без игрока, наделенного столькими достоинствами, команде просто не обойтись. Нам тогда верили на слово. Лариса все уяснила для себя и вскоре перечислила на счет клуба соответствующие средства.Но заполучить Лоськова оказалось только полдела. Поскольку за ним охотились несколько ведущих клубов страны, талантливый хавбек резонно полагал, что уже вполне состоялся как игрок. В «Ростсельмаше» его не обременяли оборонительными функциями, а с задачей организации и завершения атак, реализации стандартных положений он справлялся без особых усилий. Чего же еще желать, если он и в таком игровом ракурсе всех устраивает? Но то, что удовлетворяло меркам чемпионата России, в Лиге чемпионов, а именно об успехах в Европе мечтал Сёмин, было недостаточно. И он взялся гранить доставшийся ему редкий алмаз, а тот упирался, никак не поддавался.Но за плечами главного тренера «Локо» был уже солидный опыт. Еще в 1995 году генеральный секретарь Российского футбольного союза, заслуженный тренер СССР Владимир Радионов отмечал, как растут, поработав даже один сезон с Сёминым, футболисты.«Смотрите, как интересно заиграли молодые Харлачев, Косолапов, Соломатин, как буквально расцвел в "Локомотиве" бомбардир Гарин!» – восхищался он. – Я не сомневался в неординарности Гарина. Но его надо было подводить к нашим нагрузкам постепенно. Ведь прежде в Находке он ни с чем подобным не сталкивался. – Сёмин продолжал наматывать на ус футбольную науку и не стеснялся признаваться в этом. – А мы его сразу нагрузили по полной. Вот он и «болел», долго не мог адаптироваться к нашим «лошадиным силам».Опыт с Гариным пригодился потом Сёмину в работе с Зазой Джанашия, комплекцией и своими возможностями похожим на Гарина. Тренер «Локо» давно уверовал в то, что способен раскрыть потенциал любого игрока до основания. Футболисты, забракованные другими тренерами, поработав короткий срок у Сёмина, получали приглашение в сборную даже от тех, кто не так давно без сожаления расстался с ними в клубе. Но столь разносторонний талант, как Лоськов, попал в его руки впервые.«С самого начала пребывания Лоськова в команде у нас пошла с ним война, длившаяся никак не менее двух лет, – вспоминает Сёмин. – Дмитрий считал, что все его обязанности ограничиваются атакой, с большой неохотой воспринимал наши требования участвовать в оборонительных действиях, в отборе мяча».С тех пор воды утекло много, и Лоськов получил уже не одну желтую карточку за перехлест эмоций в попытках вернуть мяч своей команде после его потери.Он давно уже не только признанный диспетчер и бомбардир, но и редкий универсал. А его зона в районе средней линии поля – не только жерло атакующего вулкана, но и таможенный пост, переправить мяч через который удается далеко не всем. Редкое сочетание полезнейших футбольных качеств не раз приносило ему звание лучшего футболиста России, и что особенно примечательно, как по опросу журналистов, так и его коллег на футбольном поле. За время выступлений в «Локомотиве» у Сёмина Дмитрий приобрел склонность к самоанализу и сейчас прекрасно отдает себе отчет в том, кем он был до прихода в команду железнодорожников и кем стал теперь.«В "Сельмаше" я больше играл на "чистых" мячах, с упором на атаку, – не отказывается Лоськов от своего ростовского прошлого. – Был освобожден от черновой работы, назад отходил мало. А у Сёмина столкнулся с абсолютно иным уровнем требований. Года два Юрий Павлович со мной боролся. Спасибо ему и Филатову за то, что вытерпели меня такого. Порой в горячке я порывался собрать вещи и вернуться в Ростов, несмотря на то, что умом понимал: скоро все образуется».Оно и образовалось. И потом еще добрый десяток лет на трибунах стадионов звучал перефраз Владимира Маяковского: «Мы говорим "Локо" – подразумеваем Лоськов. Мы говорим Лоськов – подразумеваем "Локо"». «Локомотив» второй год подряд стал обладателем Кубка России и пока снова без Лоськова. Начав забивать с первых же матчей чемпионата, новичок вскоре получил серьезную травму и на полтора месяца выбыл из строя. Но и после его возвращения команда продолжала выступать неровно. Несмотря на повторение кубкового достижения, к железнодорожникам, замкнувшим в первенстве первую пятерку, было немало претензий. В Кубке обладателей кубков железнодорожники, пройдя хорватский «Вартекс», вышли на португальскую «Бенфику», которая по игре тоже не выглядела непреодолимым барьером, но судейство, особенно московского матча, было настолько пристрастным, что сдали нервы даже у Сёмина, которого постоянно «чудивший» датский арбитр Фискер удалил со скамейки на трибуну. Отступлением «Локомотива» с призовых позиций Сёмин, конечно, огорчался. Но согревало душу будущее. Он теперь видел, что обладает тем стержнем, вокруг которого можно строить игру, новую команду. И хотя в 1998 году больших приобретений «Локомотив» не сделал, за исключением спартаковского вратаря Руслана Нигматуллина, очередная бронза чемпионата стала вехой, обозначившей рождение новой игры, новой психологии железнодорожников. Правда, в финале Кубка России железнодорожники уступили «Спартаку» – 0:1, имея претензии к судейству матча. Тем не менее Сёмин с бутылкой шампанского отправился в раздевалку соперников и поздравил своего коллегу Олега Романцева. Чтобы раззадорить игроков, Сёмину приходилось иной раз прибегать и к шоковой терапии. «Летом вы меня в этой шапке точно не увидите, – объяснял он журналистам. – А на матче с АЕК было очень холодно, снег, слякоть. Шапочка лежала у меня в кармане. Мы проигрывали грекам, а потом я ее надел, мы победили – 2:1 и вышли в полуфинал Кубка кубков. С этого дня шапочка появляется только в самые ответственные моменты, а они бывают всегда осенью». В новом сезоне «Локомотив» повторил свое европейское достижение, а в чемпионате России второй раз завоевал серебро. В ответном четвертьфинальном матче Кубка кубков с «Маккаби» из Хайфы на черкизовских трибунах был установлен рекорд посещаемости – 22 тысячи зрителей! Вдохновленные повышенным вниманием железнодорожники одержали убедительную победу – 3:0, закрепив ее и в Хайфе – 1:0, а в полуфинале вышли на римский «Лацио», тогда один из сильнейших клубов Европы.«Для нас стало настоящим сюрпризом, что на матчах еврокубков стадион в Черкизове заполнялся больше, чем на две трети, – радовался Сёмин. – Такая поддержка окрыляет. Наша команда обретает все новых и новых болельщиков, и мы этим очень дорожим. Понимаем, что только острой, красивой, результативной игрой можем привлекать зрителей на стадион. К этому и стремимся».Вспоминая матчи с «Лацио», которые вывели итальянцев в финал лишь благодаря голу, забитому на чужом поле (1:1 в Москве, 0:0 в Риме), Сёмин не сомневался, что при других обстоятельствах пройти серьезнейшего соперника было реально.«"Лацио" играл с нами весной, когда до конца итальянского первенства оставалось пять туров. Естественно, команда была предельно вымотана, – считал он. – А мы на сборах целенаправленно готовились к этим матчам. И в "физике", считаю, "Лацио" превзошли. Итальянский клуб, объективно говоря, по игрокам сильнее "Локомотива". Но нам в матчах с ним нечего было терять. А выиграли бы – герои. По мне, лучше игр, чем против "Лацио", не было. Мы не уступили ни пяди пространства. Уверен, что шанс пройти дальше у "Локомотива" был. Но в Европе своя политика, нас там не жалуют», – завершил свой монолог Сёмин, вспомнив, видимо, и «Бенфику», и АЕК, да и в победных матчах симпатии судей были явно не на стороне железнодорожников. В заочном споре «Локомотив» и «Спартак» постоянно находились в таблице рядом. Однако слишком рано железнодорожники почувствовали себя ровней чемпиону по игре, в личных встречах с ним ввязались в открытый футбол и потерпели чувствительные поражения (оба раза – 0:3), которые и решили спор за первенство. И все же прогресс команды железнодорожников был заметен. Из розыгрыша Кубка УЕФА осенью «Локомотив» выбыл, уступив английскому «Лидсу». После двух подряд полуфиналов в Кубке кубков пресса, до того момента на все лады расхваливавшая «Локомотив», вдруг понесла его, что называется, по кочкам, так, что обычно равнодушный к оценкам журналистов Сёмин после яркой, убедительной победы над ЦСКА, несмотря на минимальный счет – 1:0, вступился за свою команду.«Мы не суперклуб, мы только к этому стремимся, – объяснял он. – Не надо нас возносить, писать, что команда такая высококлассная, играет в суперсовременный футбол. Мы знаем себе цену. Но в то же время никому не позволено критиковать, и столь оголтело. Никто после поражения от "Лидса" не написал, что два мяча нам были забиты из положения "вне игры". Написали, что наша команда несостоятельна. Она сегодня доказала, что это не так. За сегодняшний матч я благодарен своим футболистам, которые играют через два дня на третий с февраля!» «Поколение Овчинникова, Косолапова, Арифуллина, Харлачева завладело сердцами мальчишек, которые уже не стесняются носить флажки и шарфы с символикой "Локомотива"».Подрастала в клубе и достойная смена. Дублирующий состав, который в 1999 году возглавил сын Юрия Павловича Андрей, ушел с прежних последних мест в своем турнире, предоставив целый набор кандидатур для юношеских и молодежной сборных России. Однако некоторые моменты и в «Локомотиве» поражали бывших спартаковцев, в частности Вадима Евсеева.– Первое впечатление – Сёмин открытый человек, – утверждал он. – Мне после «Спартака» было удивительно: перешел из закрытого общества в открытое. – Терпению каждого человека есть предел, – не мог успокоиться главный тренер «Локо» и после окончания матча. – Меня возмутили действия арбитра – не выдержал и высказал ему все, что о нем думал. И об этом не жалею. Считаю, что пенальти не было. Таких столкновений в каждом матче – море! Я сказал Нигматуллину, чтобы он ушел из ворот, оставил их пустыми. Но он меня не послушался. И выручил команду, отразив удар Тихонова. – Когда за игрока платят большие деньги и он хочет уйти, то лучше отпустить, – рассуждал локомотивский тренер. – Даже если ты практически вырастил, воспитал в нем футболиста, пускай играет в другом месте. А вместо него на вырученные деньги надо брать и растить новых. В команде появится свежая кровь, и не возникнет никаких негативных моментов внутри коллектива. Если насильно оставить футболиста, он станет постоянно напоминать, что я его не отпустил, жизнь испортил. Не задался и дебют «Локо» в Лиге чемпионов. Несмотря на то, что полтора тайма стамбульского матча железнодорожники возили по полю местный «Бешикташ», итоговые цифры красноречиво зафиксировали провал гостей – 0:3. Не менее обескураживающим оказался и результат московского матча – 1:3. А затем и в Кубке УЕФА «Локомотив» не смог пройти далеко не самый известный клуб Испании «Райо Вальекано».Однако Сёмин не терял оптимизма.«Итоги сезона оцениваю положительно, – настаивал он. – Мы выиграли кубок, серебряные медали первенства. Но, чтобы победить "Спартак", надо быть на голову выше. Да и два незасчитанных гола – наш во Владикавказе и ростсельмашевский "Спартаку" в Лужниках – повлияли на исход первенства. Все посчитали, что год для нас провальный. А я считаю, хорошим для "Локомотива" был сезон. Потеряли Смертина, стадион, играли почти весь год на нейтральных полях, а команда выглядела неплохо...»Еще десять лет назад представить «Локомотив» постоянным претендентом на призовые места могли только неисправимые фантазеры. Но на стыке XX и XXI веков железнодорожники прочно утвердились в элите отечественного футбола. Юрию Сёмину и руководству Российских железных дорог этого теперь было мало. Манило чемпионское золото, до которого уже дважды оставалось только рукой подать. Николай Аксененко на церемонии открытия обновленной Баковки заявил: «Наша команда достойна чемпионского титула уже в этом году!» Не получилось. Однако новичков продолжали подбирать под максимальную задачу.2001 год стал годом потрясений для «Локомотива» и начался с необычных для клуба африканских приобретений. Команду пополнили нигерийский нападающий Джеймс Обиора, южноафриканский защитник Джейкоб Лекхето, на фоне которых рядовым показался приход Сергея Игнашевича, не особо выделявшегося и в предыдущем клубе «Крылья Советов». Однако и с ним Сёмин вновь попал точно в «яблочко». Как и с Маратом Измайловым.«Когда Марат в межсезонье, играя за дубль, чуть ли не в одиночку обыграл наш основной состав – 4:1 в двусторонней игре, я не находил себе места, – вспоминал Сёмин. – Пришел в номер гостиницы, схватился за голову и долго сидел неподвижно не в силах понять: то ли у меня такая слабая команда, то ли Бог послал мне наряду с Лоськовым еще одно редкое дарование». – Мы верим Сёмину, – заявил он. – Все разговоры о его отставке – не более чем провокация со стороны недругов «Локомотива». Затруднения команды, без сомнения, носили временный характер. – Когда Кирхлер сравнял счет, я грешным делом подумал, что худшее для нас позади. Оказалось, что все только начинается. Давно не видел «Локомотив» в серьезном деле и должен сказать, что нынешняя команда произвела на меня самое благоприятное впечатление. Юрий Сёмин как думающий тренер на месте не стоит, и если раньше «Локомотив» славился в основном своими разрушительными действиями, то сейчас в его составе куда больше созидателей. Отсюда и явный прогресс в игре коллектива. Переигровка, таким образом, выливалась в сражение за справедливость. Для «Локомотива» она осложнялась еще и тем, что шестеро основных игроков вернулись в расположение команды из своих сборных всего за день до повторного вылета в Инсбрук. «Фон усталости постоянно присутствовал в нашей игре», – признает потом Сёмин. Но все были охвачены горячим желанием повторить тирольский успех.«Мы знаем, что в эти дни нас поддерживает вся страна, – говорил герой первого матча в Инсбруке Руслан Нигматуллин. – И ребята в сборной постоянно подбадривали нас. Смысл их пожеланий сводился к одному: накажите австрийцев, восстановите справедливость. Выходя на поле, мы будем помнить, что представляем не только клуб, но и честь России – как бы высокопарно эти слова ни звучали. Правда на нашей стороне».Тему продолжал капитан команды Игорь Чугайнов: «Считаю, что мы сделали большое дело для всей страны, а что может быть важнее этого?» – не скрывал своей радости локомотивский голкипер. – Сегодня он был с нами, – в тон ему отвечал Юрий Сёмин. «Я только сказал тренеру "Тироля", что справедливость восторжествовала, – смущенно улыбался наставник "Локо" при выходе из раздевалки. – На результат матча, безусловно, повлияло напряжение, которое незримо присутствовало в команде после беспрецедентного решения органов УЕФА. Мы постоянно испытывали психологический прессинг. Считаю, что исход матча в высшей степени справедлив. Мы играли на результат, и он нас устроил. Мы рады, что доказали: закулисные маневры в футболе бесполезны».Так «Локомотив» впервые вышел в групповой турнир Лиги чемпионов, где его поджидали мадридский «Реал», итальянская «Рома» и бельгийский «Андерлехт».После тирольских потрясений железнодорожники трудно стартовали в групповом турнире. Так, единственным отрадным событием при посещении Мадрида оказалась для них экскурсия в знаменитую картинную галерею Прадо, днем, накануне матча с «Реалом», исход которого красноречив – 0:4.«Вечер для нас выдался неудачным, но в целом этот день, полагаю, ребята будут вспоминать не только с горечью, – выразил надежду Сёмин. – Прадо никого не оставляет равнодушным, а повышение общего культурного уровня неизбежно ведет и к росту футбольного интеллекта».– В таком матче каждый игрок основного состава на счету, – продолжал Сёмин уже футбольную тему. – А мы не смогли залатать огромную дыру в центре, которая образовалась в результате травм Игнашевича, Нижегородова, Сенникова. К уровню Лиги чемпионов мы только приспосабливаемся, в частности, и к тому, как здесь надо играть в обороне. А когда выбывает целое звено, шансы команды на успех резко устремляются к нулю.Позднее, оценивая путь, пройденный его командой, Сёмин подчеркнет: «Это был единственный матч за последние два года, в котором соперник нас переиграл».Но вскоре уничижительная критика «Локомотива» после Мадрида сменилась поздравлениями с классной игрой в Риме. «Мы встречались с одним из сильнейших клубов Европы на его поле и, считаю, сумели навязать ему свою игру», – прокомментирует итог встречи Сёмин. Матч с командой Франческо Тотти показал, что в турнире высшего европейского уровня «Локомотив» – не залетный гость. А в итоге «Локо» разгромил в Брюсселе «Андерлехт» – 5:1, а в Москве взял реванш у «Реала» – 2:0. Мадридцы прибыли в российскую столицу, обеспечив себе первенство в группе, без нескольких ведущих игроков. Но железнодорожники настолько строго выполнили установку, настроились на матч, словно спецназ перед важнейшей операцией, что «Реал» наверняка не устоял бы и в сильнейшем составе. Тем более при мощной, несмотря на дождь, поддержке трибун. Причем большинство из собравшихся на стадионе «Динамо» болельщиков, едва ли не все 90 минут скандировавших: «Россия! Россия!», не были фанатами «Локо», а просто симпатизировали команде и ее тренеру. Они пришли, нет, не на «Реал», а поддержать команду, вернувшую им веру в европейское достоинство нашего футбола. Игра «Локо» объединила страну. В тот вечер «Локомотив» для России был примерно тем же, что и «Реал» для Испании.«"Локомотив" оказался сильнее, – подтвердил тренер гостей Висенте дель Боске. – И вообще, в последних двух матчах московская команда проявила себя очень хорошо».– Хочу поблагодарить всех людей, которые, начиная с матча против «Тироля», приходили нас поддержать, – не скрывал эмоций Юрий Сёмин. – Это и их победа. Мы не избалованы вниманием, но главным результатом Лиги чемпионов для нас как раз и стало то, что мы приобрели не только бесценный опыт, но и новых поклонников. Победить «Реал» можно было, только играя в сбалансированный футбол. И это нам удалось.В чемпионате России «Локомотив» вскочил на серебряную ступеньку пьедестала почета, давшую ему пропуск на старт в очередном турнире Лиги чемпионов, лишь в самый последний момент, обыграв в заключительном матче уже примерявшего очередное золото «Спартак», благодаря голу Обиоры с подачи блестяще завершавшего сезон Лоськова на второй добавленной минуте. Даже президент УЕФА Леннарт Юханссон, познакомившись с игрой «Локомотива», назвал его в числе новичков, которые его приятно удивили. К достижениям клуба в сезоне, помимо турнирных, следует отнести и – впервые – наибольшее представительство в сборной России. – Одно из главных завоеваний сезона для нас в том, что удалось провести перестройку на ходу, не снижая результатов, – подводил итог Сёмин. – Игра «Локомотива» стала более разнообразной, тактически разноплановой. Если раньше мы меньше всех пропускали, то теперь, наряду с этим, вошли в число лидеров по результативности. Новое лицо команды понравилось любителям футбола. Важнейшим нашим достижением считаю мощный приток аудитории на игры «Локомотива». Большая симпатия к клубу, его игрокам чувствуется в любом городе России – куда бы ни приезжал «Локомотив». Новый стадион стал для нас дополнительным подспорьем, – объяснял Сёмин. – Идеальное поле, уютные раздевалки, великолепная атмосфера на матчах – что еще нужно для хорошей игры? Болельщики сразу полюбили нашу арену, и их у нас стало неизмеримо больше. «С Юрием Сёминым мы знакомы десять лет и очень хорошо понимаем друг друга, – еще недавно делился он своими впечатлениями о жизни команды. – Решения всегда принимает он, однако посоветоваться со мной наш наставник зазорным никогда не считал. Польза от такого двустороннего общения очевидна». «Чтобы команда вышла на новый уровень, нужно менять многих, в том числе и меня».Симптоматично, что уже зимой Сёмин приступил к смене поколений. И за три года у него сложилась команда без прежних комплексов, в том числе и спартаковского. Во времена горячих дискуссий на предмет внедрения этой самой «линейной» системы главный тренер «Локо» благоразумно помалкивал. А сам неторопливо, мелкими «стежками» примерял «линейку» к своей команде, исходя из наличия подходящих для европейской новинки игроков. Интересно, что Сёмин, потеряв Чугайнова, начал было внедрять схему игры в обороне без либеро, а когда команда вплотную подошла к освоению новинки, вдруг сменил курс. Слепо копировать иностранную классику не стал – с учетом возможностей своих подопечных предложил Игнашевичу действовать в неглубокой оттяжке, а вскоре уже сам утверждал, что этот вариант гораздо эффективнее прежнего – с Чугайновым.И вот уже столь взыскательный эксперт, каким является Юрий Севидов, констатирует: Одно приобретение «Локомотива» в том сезоне стоило многих потерь: из Португалии в команду вернулся Сергей Овчинников.«Из "Локомотива" ушел хороший вратарь, а пришел очень хороший, – не скрывал своей радости Юрий Сёмин. – Овчинников способен морально воздействовать на игроков».На перерыв, вызванный играми чемпионата мира, «Локомотив» ушел лидером национального первенства. Сёмин собирался посетить Корею и Японию, но потом поменял планы и остался со своей командой.«Присутствовать на мировом первенстве полезно, – говорил он. – Но перевесили клубные интересы, не хотелось оставлять свою команду в достаточно ответственный и сложный период. В то же время, будучи в Корее и Японии, я не увидел бы столько матчей, сколько удалось посмотреть по телевизору. Мы даже свои занятия подстраивали под расписание телетрансляций».А 5 июля состоялось открытие нового стадиона «Локомотив». Зрители, поднимаясь на трибуну, а игроки, ступая на газон, теряли дар речи – подобного сооружения в России еще не видели.«Совсем другой стадион, совсем другая атмосфера, – восхищался приехавший на побывку из Италии Руслан Нигматуллин. – Мне даже кажется, что болельщиков у "Локомотива" стало больше. Рад за команду, которая вновь обрела свой дом, а то бороться за чемпионство вне родных стен очень тяжело».Вторил ему и Игорь Чугайнов:«Прекрасный стадион. Когда приехал сюда, было ощущение, что попал в родной дом, который изменился до неузнаваемости».А главный тренер «Уралана», которому выпало сыграть с «Локомотивом» матч открытия стадиона, Сергей Павлов отдал дань главным «зодчим» великолепного проекта:«Спасибо Юрию Сёмину, Валерию Филатову и Николаю Аксененко за уникальнейший стадион. С этих людей надо брать пример всем руководителям такого масштаба». «Появление такой арены у "Локомотива" – громадный шаг к чемпионству».И как в воду глядел.Ожидалось, что конкуренция за золото, как и прежде, сведется к дуэли между «Локомотивом» и «Спартаком». Однако все карты предполагаемым дуэлянтам спутал Валерий Газзаев, возглавивший ЦСКА и, как обычно, с места в карьер поставивший перед собой максимальную цель. О том, что конкуренция и дружба рядом не ходят, известно с давних времен. И вскоре стало заметно, что между старыми друзьями пробежала черная кошка, а в ноябре, когда соперничество клубов достигло апогея, размолвка стала очевидной для всех.– Жесткое соперничество двух команд сильно осложняет отношения между тренерами, – признавал Сёмин. – У каждого своя правда, ответственность перед своим клубом, игроками и болельщиками. Газзаев работает на одной территории, я – на другой. И эти территории – соперничающие. У человека появляется зависимость от определенной группы людей. Я менее зависим, чем он, потому что я здесь родной. Но как я готов за «Локомотив» голову положить, так, наверное, и он за свою команду. Неизбежно появляется много противоречий, которые иной раз идут не от нас. Газзаев – большой тренер. Мы относимся друг к другу нормально, но есть профессиональные моменты, где надо отстаивать свои интересы.«Локомотив» доказал свое преимущество над главными конкурентами, взяв по четыре очка из шести у того и другого. Что чемпионство «Локо» не за горами, чувствовали и сами игроки команды. Например, Джеймс Обиора, ранее выступавший за бельгийский «Андерлехт», утверждал:«Считаю, что "Локомотив" сейчас играет в лучший футбол в России. Если несколько лет назад тот же "Андерлехт" и по именам, и по манере игры превосходил "Локомотив", то теперь мы очевидно сильнее. Наша единственная задача – выиграть чемпионат. Другого быть не может».Однако по незабытой еще старой традиции «Локо» продолжал раздаривать «простые» очки – «Шиннику», «Анжи», «Уралану». «После истории с "Тиролем" это любой австрийский клуб».Первым козлом отпущения оказался ГАК из Граца, которому железнодорожники не оставили шансов в гостях – 2:0, а дома, поведя – 3:1 и решив передохнуть, позволили сопернику сравнять счет и все же удостоились комплиментов от тренера гостей Кристиана Кеглевитца: «По такой игре – какая ничья? Мы просто обязаны были побеждать».И от огорчения даже не стал ужинать, кусок в горло не лез. Таким расстроенным его давно не видели.Несмотря на поражение – 0:1, «Локомотив» заслужил признание не только испанской прессы, но и соперников.«В Москве каталонцы на нас не смотрели, даже обменяться майками им было неинтересно, – комментировал Сергей Овчинников. – В Барселоне несколько игроков по окончании матча удивленно поднимали в наш адрес большой палец, зауважали, значит».– Очень хороший футбол показал «Локомотив», создал несколько опасных моментов, – констатировал наставник каталонцев Луи ван Галь. – Наши соперники отлично сыграли тактически. Нам пришлось очень трудно. В России умеют играть в футбол. «Локомотив» нас в этом убедил.А Сёмин уверял:«Как бы ни складывалась турнирная ситуация, будем биться за каждое очко. Не думаю, что положение в таблице окончательно стабилизировалось. Будут, должны быть сюрпризы, неожиданные результаты, и мы постараемся приложить к ним руку».И его команда от души приложила к ситуации в группе свою увесистую железнодорожную пятерню. В Стамбуле оказался бит «Галатасарай» – 2:1.«Победы от нас не ждали, а мы постараемся теперь в том же духе, – заявил Сёмин по окончании матча. – Без веры в успех нельзя. И на этот раз она у нас присутствовала, несмотря на тяжелое турнирное положение. Нам обещали турецкий ад, а мы из него выбрались еще больше уверенные в себе».Адский костер стамбульского стадиона «Али Сами Йен», бывало, испепелял соперников и поавторитетнее недавних дебютантов Лиги чемпионов. А «Локомотиву» его пламя только поддало жару.«Когда вышел на разминку и увидел, что полстадиона уже поет песни, сразу понял: играть будет приятно, – делился своими впечатлениями капитан железнодорожников Дмитрий Лоськов. – Так уж повелось: чем больше на стадионе народу, чем жарче страсти на трибунах, тем сильнее это нас подхлестывает».В Барселоне и Стамбуле «Локомотив» блеснул новой чертой характера, продемонстрировал способность и желание терпеть. «Барселона» и «Галатасарай» значительную часть игрового времени испытывали железнодорожников, прежде всего на психологический излом. Москвичи и в Барселоне не «сломались» бы, используй они вернейшие шансы для взятия ворот. А в Стамбуле и вовсе проявили не виданную прежде у российских клубов твердость характера – получив в свои ворота ответный мяч, не попятились, как бывало раньше, в оборону, чтобы любой ценой зацепиться за почетную на чужом поле ничейку. Железнодорожники и бровью не повели в сторону своих ворот, продолжая, как ни в чем не бывало, пойманную во втором тайме игру с акцентом на победный результат, и в итоге добились его, вернув российским болельщикам интерес к Лиге чемпионов.Вечером Сёмин пригласил российских журналистов, освещавших матч, на ужин в отель «Кемпински». А потом «Локомотив» в Черкизове нанес поражение бельгийскому «Брюгге» – 2:0 и впервые в своей истории вышел во второй этап Лиги чемпионов.После того как в ноябрьском матче «Алания», которую тогда возглавлял еще один близкий друг Сёмина Борис Игнатьев, едва не обыграла железнодорожников (итог матча – 1:1), наставник «Локо», не скрывая сарказма, публично вопросил:«Интересно, а почему владикавказцы не играли с такой отдачей против ЦСКА?»Разразился скандал, Осетия требовала извинений, но Сёмин промолчал, вероятно, зная, о чем говорил. Слез радости не скрывали ни Дмитрий Лоськов, признанный в итоге лучшим игроком сезона, ни лучший вратарь России Сергей Овчинников, блестели они и в глазах главного тренера победителей. Юрий Сёмин посрамил скептиков, считавших, что его команда, словно электричка, в состоянии успешно преодолевать только короткие кубковые дистанции, не может поменять «вечный» серебряный ярлык на золотой. Свой первый чемпионский титул «Локомотив» не просто выиграл, он его выстрадал. Сколько раз железнодорожники терпели крушение на решающем этапе чемпионской гонки, но не сдавались, начинали все сначала и наконец финишировали первыми. Золото «Локо» стало наградой прежде всего главному тренеру железнодорожников за его многолетние труды, за адское терпение, за веру в себя, в своих игроков, за безграничную преданность футболу. Однако сам он в первых же своих словах не преминул воздать должное команде:«Благодарен игрокам за их индивидуальную подготовку, характер и самоотверженность. На каждый матч мы выходили, как на последний, не имея права на ошибку. Сегодня Бог был с нами. Он все видел и был справедлив. Считаю, "Локомотив" выглядел сильнее всех в этом сезоне. Рад за клуб, в котором тружусь много лет, где для меня и футболистов созданы все условия».Сёмин по ходу «золотого» матча поразил своих подопечных олимпийским спокойствием.«Я удивился: обычно Юрий Павлович ведет себя на скамейке гораздо эмоциональнее, – пожимал плечами Лоськов. – А тут был на редкость сдержан. Он наверняка переживал, только не показывал виду, возможно, для того, чтобы мы не дергались, – великий психолог!»Прямо на стадионе Сёмина заключили в объятия руководители российского спорта Вячеслав Фетисов и Леонид Тягачев. Первый телефонный звонок с поздравлением ему раздался от вдовы великого Льва Яшина Валентины Тимофеевны. Первая приветственная телеграмма пришла от губернатора Московской области Бориса Громова. Отметились поздравлениями руководство УЕФА, президенты «Барселоны», дортмундской «Боруссии», французского «Бордо», московских «Динамо» и «Торпедо», бывшие министры путей сообщения Николай Конарев и Николай Аксененко, представители других министерств и ведомств, тысячи рядовых болельщиков.Неожиданно в раздевалке новых чемпионов не оказалось шампанского. Зато ресторан по окончании матча они заказали прямо на стадионе «Динамо». Символично, что самые горячие поздравления футболисты получили от своих предшественников, заложивших фундамент большой победы – пришедших в раздевалку Игоря Черевченко, Саркиса Оганесяна, Алексея Косолапова... А потом поздравить железнодорожников приехал в Баковку председатель Государственной Думы Геннадий Селезнев. Эмоции в тот ненастный ноябрьский вечер были выплеснуты до дна, и на первый матч второго группового турнира Лиги чемпионов с дортмундской «Боруссией» их почти не осталось. Хотя Сёмин был иного мнения:«Нам не хватило всего одного дня для подготовки к игре с "Боруссией". После первого тайма у игроков кончились силы, а ведь победа была очень близка!»Тренер гостей Матиас Заммер признал:«В тяжелой борьбе мы победили сильного соперника. Все игроки "Локомотива" очень высокого класса». Завершающий матч команды 11 декабря на знаменитом мадридском стадионе «Сантьяго Бернабеу» Сёмин назвал лучшим в своей тренерской карьере. Чемпион России не смазал концовку исторического сезона. Наставник «Локо» угадал с составом, выпустив против Зинеддина Зидана редко выходившего на поле Беннета Мнгуни, и южноафриканец не только нейтрализовал великого француза, но и забил блестящий гол. Потом при выходе с поля Сёмин расцеловал Мнгуни. На последней минуте при счете 2:2 Джеймс Обиора вышел один на один с вратарем, но был остановлен финальным свистком английского судьи Барбера, не допустившим фиаско испанского гранда.«Контратаки гостей всегда оборачивались для обороны "Реала" кошмаром», – резюмировала газета «Marca».«Локомотив» впервые стал чемпионом страны, впервые вышел во второй групповой турнир Лиги чемпионов, впервые заставил уважать себя на одном из главных стадионов мира «Сантьяго Бернабеу», получил в подарок стадион, на котором предпочла выступать и сборная России – а значит, ставший главной ареной страны, пятеро игроков «Локомотива» находились в составе национальной сборной на чемпионате мира. Это был фантастический сезон, бенефис команды и ее наставника, которого признали лучшим тренером России. – Правда, что через несколько минут после триумфа вы позвонили жене Лоськова? Все сложилось в том сезоне у Сёмина отменно, но занозой сидела в душе размолвка с Валерием Газзаевым, о которой не упускали случая посудачить некоторые журналисты. Вот и в редакции «Московского комсомольца» во время телефонного моста с болельщиками среди прочих наставнику «Локо» был задан вопрос: «Вы пошли бы в разведку с Газзаевым?» Так начался путь к новому сближению двух самых ярких российских тренеров. Газзаев впоследствии объяснял: В преддверии нового сезона Сёмин усилил свой штаб Борисом Игнатьевым в качестве спортивного директора и португальским тренером по физподготовке Мариану Баррету.Но недаром считается, что завоевать чемпионский титул легче, чем его отстоять, хотя Сёмин и утверждал, что «иной цели у его команды нет и быть не может». Ко всему прочему «Локомотиву» после первого чемпионского золота выпал труднейший, изматывающий сезон. «"Милан" выглядел сильнее нас, и тут на положительный результат можно было рассчитывать только в союзе с удачей, – признавал Сёмин. – Но она обошла нас стороной».Руководство «Локо» просило сдвинуть дату матча на Суперкубок, кстати, выигранного у ЦСКА в сериях пенальти, чтобы у железнодорожников осталось время для полноценной подготовки к ответному матчу с дортмундской «Боруссией». Но и эта просьба осталась без ответа. Первым в истории выходом во второй этап Лиги чемпионов мы приобрели новую армию болельщиков, на матчах с «Реалом» и «Миланом» был аншлаг. Считаю, что московский матч против «Реала», пусть и проигранный, был лучшим для нашей команды за всю мою тренерскую карьеру.Невероятно плотный весенний календарь команда, возможно, и выдержала, если бы некоторые ее игроки не посчитали первое золото пределом мечтаний. Обиора, к примеру, плакавший в раздевалке после победного «золотого» матча, в новом сезоне вдруг хронически заболел, хотя врачи никаких недугов у него не обнаруживали. Сёмин, понимая, что нигериец симулирует, тем не менее, по своему обычаю, долго терпел, увещевал «нежного», как он сам говорил, футболиста, требовал все новых и новых обследований, прежде чем выставить его на трансфер. «Болезнь» Обиоры обострила и без того очевидные проблемы «Локомотива» в атаке. Прощался с Обиорой Сёмин, как обычно, с болью:«А как иначе? Обиора делал нам результат и в то же время поставил в безвыходное положение, подвел к тому, что для поддержания здоровой обстановки в команде с ним нужно было расставаться. Если бы я прочитал в его глазах желание остаться, увидел стремление помочь команде, он и дальше играл бы». – Конфликты в команде я сразу стараюсь пресекать, – рассказывал он в одном из интервью. – В перерыве мадридского матча с «Реалом» была у нас неприятная ситуация с Пименовым. Сначала вспылил я, потом не сдержался он. Но после игры мы свое столкновение быстро погасили. Так произошло бы даже в том случае, если бы результат игры оказался отрицательным. Когда чувствую, что игрок недоволен своим положением в команде, вызываю его и рассказываю, как вижу ситуацию. Посчитает он нужным – ответит, не посчитает – просто примет к сведению. Самое важное, чтобы не было недоговоренности. Хотя без конфликтов в любом коллективе не обходится. Другое дело, почему они возникают. Если по футбольным причинам – это нормально. Если по житейским – нет.В то же время Сёмин, безусловно, был знаком с методикой подготовки выдающихся хоккеистов Анатолием Тарасовым, с принципами успешной работы в сборной страны по гандболу известного тренера Анатолия Евтушенко, которые в случае крайней необходимости искусственно разжигали в своих командах внутренние конфликты. И однажды признался, что и он в случае необходимости применял рецепты «старших товарищей». К этому его подталкивали и события внутри команды. «И он стал ставить меня в состав, – не без удивления констатировал локомотивский защитник. – Во второй половине первенства я уже играл постоянно. А Сёмин потом говорил другим футболистам: "Вы разозлились бы, что ли, на меня, как Евсеев!" Это второй тренер после Георгия Ярцева, который нашел ко мне подход». – Накануне матчей с более слабыми соперниками я всегда, пусть даже искусственно, пытаюсь создать такую обстановку, будто у нас не все в порядке, – признавался Сёмин.Позднее, по окончании чемпионского сезона 2004 года он вдруг вспомнит:«У нас столько было конфликтов на протяжении сезона! Не будь их, не было бы и команды». «Мы не из тех, кого неудачи могут обратить в панику, – отвечал Сёмин на подобные утверждения. – Менять концепцию стоит тогда, когда есть ощущение полной исчерпанности прежней, когда лимит возможностей игроков иссяк. Так случилось два года назад, когда процентов на 70 обновили состав. Сейчас же в состоянии прибавить все, даже такой яркий футболист, как Лоськов. Другое дело, что для прогресса все должны предъявлять большую требовательность к себе, совершенствовать свою психологию. Глубоко убежден, что серьезная команда должна быть способна не только успешно использовать разные схемы, но и еще уметь по ходу матча безболезненно перейти с одной на другую. Безусловно, это риск. Но без риска в тренерской профессии не обойтись».Игроки явно прислушались к пожеланиям своего тренера, и ближе к осени, с приходом Дмитрия Хохлова, Михаила Ашветия (а еще раньше – Малхаза Асатиани), возвращения из Италии Сергея Гуренко «Локомотив» не только восстановил свой чемпионский уровень, но и повысил его. Что нашло свое отражение в очередном походе железнодорожников в Лигу чемпионов, особенно в матчах с миланским «Интером».Лоськов, Игнашевич, Измайлов, Маминов, Овчинников, Ашветия, Бузникин явно превосходили на поле признанных звезд с мировыми именами – уругвайца Рекобу, итальянцев Вьери, Каннаваро, Тольдо, аргентинцев Альмейду, Дзанетти, турка Эмре и в Черкизове добились оглушительной, на всю Европу, победы – 3:0. Русские поразили меня физической готовностью и скоростями, – признавался Марко Матерацци, защитник «Интера» и сборной Италии, скандально прославившийся на очередном чемпионате мира после стычки с французом Зиданом. – Мы не успевали за игроками «Локомотива». Заметно: тренер много поработал над тем, чтобы команда предстала единым механизмом. – У российского футбола было много неудач, и со страниц прессы то и дело звучали призывы пригласить в нашу страну иностранного специалиста, мол, он подготовит команду лучше российского тренера, – объяснял причину повышенной личной мотивации в преддверии матча с «Шахтером» Сёмин. – Для меня было очень важно опровергнуть это мнение. Если бы «Локомотив» уступил, все вокруг говорили бы: вот, в Донецк привезли Шустера, и он обыграл команду из России. В общем, на кону для меня стояло очень многое. Скажу больше: это был самый важный матч в моей тренерской карьере. Спустя три месяца Сёмин по окончании матча с киевским «Динамо», выигранного его командой в драматичной борьбе – 3:2, уже после триумфа над «Интером» и нулевой ничьей в равной игре с лондонским «Арсеналом» признавал: «Это был лучший футбол в истории Черкизова!» После игры с «Арсеналом» не скупились на комплименты в адрес соперников и гости – лондонские «канониры».Мартин Киоун, капитан «Арсенала»: «"Локомотив" удивил нас своими скоростями».Лаурен, защитник: «Очень тяжелая игра, техничных и быстрых игроков у "Локомотива" достаточно».Жилберту Силва, полузащитник: «"Локомотив" – очень хорошая команда».Йене Леманн, вратарь: «Временами казалось, что "Локомотив" нас дожмет. По моим воротам русские нанесли немало ударов. Даже для гостевой игры их было многовато».А встречу «Локомотив» – «Динамо» (Киев) напрямую транслировал один из главных английских телеканалов, и ее признали абсолютно лучшей из всех, сыгранных на предварительном этапе Лиги чемпионов – 2003/04. «Мы уже смотрим на грандов не снизу вверх, а как на равных себе», – подчеркивал один из ведущих защитников команды Олег Пашинин. Еще об одном своем достижении не упомянул Юрий Сёмин. «Локомотив» продолжал оставаться базовой командой сборной России. В этой ситуации было бы логично возглавить ее Сёмину. И после неудач сборной в матчах с Грузией и Албанией такое предложение наставнику «Локо» последовало. Вступая в очередной сезон, Юрий Сёмин признался, что загадывал только одно новогоднее желание – вернуть «Локомотиву» чемпионский титул. И Дед Мороз его не подвел – желание исполнилось. Думаю, нас ждет очень напряженный чемпионат – даже не чета прошлогоднему, – говорил главный тренер «Локо» накануне открытия сезона. – Клубы значительно усилились – как игроками, так и тренерами. Уровень чемпионата России растет с каждым годом.Но открывать сезон «Локомотиву» предстояло матчами 1/8 Лиги чемпионов с «Монако». Осложнялась ситуация уходом столпа обороны команды Сергея Игнашевича в ЦСКА.«Обиды на игрока нет, – говорил Сёмин. – Жаль только, что он заранее не предупредил о своем намерении, чтобы мы загодя искали ему замену. Он прибавлял с каждым годом, вырос в нашем коллективе до уровня национальной сборной. Мне неприятна вся эта история. Но ничего, пережил».В то же время железнодорожникам удалось заполучить из марсельского «Олимпика» Дмитрия Сычева. «Сычев подходит к нашему стилю, – уверял Сёмин. – Мы предпочитаем комбинационный футбол с большим количеством средних и коротких передач, и для завершения атак нам необходим футболист именно такого плана. Да и для самого Сычева по его футбольным качествам "Локомотив" – идеальный вариант». «Николай Емельянович всегда нас поддерживал, до последнего времени переживал за нас, и мы не могли не оказать ему внимания в тяжелые для него дни, – говорил Сёмин. – Если бы мы не совершили тот визит, я бы никогда в жизни себе этого не простил».Произошли изменения в тренерском составе команды. Уехал в Гану приглашенный возглавить национальную сборную африканской страны Мариану Баррету, главным тренером в «Сатурн» ушел Борис Игнатьев.Уже в конце февраля «Локомотив» продолжил сезон в Лиге чемпионов, победив на своем поле «Монако» – 2:1. Впору было радоваться, ведь гости реализовали свой единственный момент за 90 минут, на протяжении которых доминировал «Локомотив». Но железнодорожники были настолько огорчены результатом, что по окончании матча даже не поздравили друг друга с победой. Их настроение разделял и Сёмин.«Мы могли и должны были победить с более внушительным счетом», – досадовал он, словно предвидя последствия неиспользованных шансов. С ним был согласен и... наставник «Монако» Дидье Дешам.«Нам повезло. Уже сегодня мы могли вылететь из Лиги чемпионов, если бы "Локомотив" реализовал многочисленные моменты, – констатировал знаменитый француз. – Результат, считаю, не соответствует содержанию игры. Нас редко так "возят". Чудо, что мы остаемся в борьбе».И даже после преодоления в полуфинале английского «Челси» и выхода своей команды в финал Лиги чемпионов Дешам все вспоминал про дамоклов меч, висевший над его командой в 1/8 финала: «Сейчас на нашем месте вполне мог быть и "Локомотив"».– С первых минут стало очевидно, что играть нам не дадут, – комментировал результат ответного матча (0:1) и расставание «Локо» с Лигой чемпионов Лоськов. – В истории нашего клуба это была, несомненно, самая успешная Лига, – подводил Сёмин итоги выступлений «Локомотива» в престижнейшем европейском клубном турнире. – Сумели выйти из очень сложной группы, во что верили немногие. А потом на высоком уровне провели первый матч с «Монако». Но при счете 2:0 нужно было добивать соперника, как это сделал в финале «Порту». А мы не смогли.Подложили свинью железнодорожникам и отечественные коллеги португальского арбитра. Единственный выход на европейскую арену в очередном сезоне у «Локомотива» оставался через успех в Кубке России, но сомнительный пенальти и гол из положения «вне игры» привели команду к крупному поражению в Ярославле от «Шинника» – 0:3. На своем поле «Локомотив» отыгрался – при счете 4:1 Ашветия забил еще один гол, но судья на линии ошибочно зафиксировал офсайд у грузинского форварда, и дальше пошел «Шинник». В чемпионате дела тоже шли не слишком гладко. После 14 туров железнодорожники отставали от лидировавшего «Торпедо» на восемь очков. Но Сёмин не терял оптимизма.«В борьбе за золотые медали для "Локомотива" еще ничего не потеряно», – уверял он. «Если есть малейший шанс, надо за него цепляться. И мы не теряем оптимизма, обладая мощной армией болельщиков. Чтобы не отпугнуть их, должны собрать все силы в кулак и выстрелить на финише так, как умеем. У нас уникальные болельщики. Мало того, что они не бросили нас в трудные времена, но, даже огорчая их очередными неудачами, мы слышим с трибун только добрые слова поддержки – никакой грубости или оскорблений в адрес игроков и тренеров». Даже сенсационное поражение на своем поле от «Ротора» в добавленное время – 0:1, случившееся в результате нелепой ошибки Овчинникова, не стало поводом для обструкции трибун. Раздосадованный Сёмин не стал вымещать свое недовольство на вратаре, а, как обычно, пришел ему на помощь. Овчинников, сознавая, что подвел команду, рвался перевыполнить и без того свои заоблачные объемы в тренировках. Тренер же, наоборот, предложил ему сбавить нагрузки, а накануне очередного матча вместо тренировок отправлял своего голкипера погулять по лесу. «Так всегда делал Лев Яшин, если случались перегрузки», – объяснял Сёмин. Мера подействовала, и заключительные матчи чемпионата голкипер «Локо» провел блестяще.Об умении Сёмина наилучшим образом построить тренировочный процесс высказывались многие, но наиболее коротко и ясно – Дмитрий Сычев:«Главное не количество тренировок, а качество. У Сёмина одно занятие по нагрузкам за два идет».Тренерское недовольство «бархатным сезоном», устроенным командой в августе – сентябре, после поражения от «Ротора», наконец достигло сознания игроков. И в матче с ЦСКА железнодорожники предстали привычным раскочегарившимся осенним экспрессом.Противостояние друзей – Юрия Сёмина и Валерия Газзаева вновь стало ключевым на финише чемпионата. Победа железнодорожников над ЦСКА – 1:0, добытая благодаря очередному точному удару Лоськова, не только свела преимущество лидеров в очках к минимуму, но и стала для них психологическим ударом. «Локомотив» задолго до финиша признавали лучшей российской командой года, но Сёмин давно научился воспринимать комплименты с осторожностью. В начале ноября в Баковку в гости к Сёмину приехал знаменитый английский тренер сэр Бобби Робсон, через руки которого прошли многие корифеи мирового футбола – Ван Нистелрой, Роналдо... Когда гость начал перечислять выпестованные им звездные имена, Сёмин не удержался от шутливого вопроса: «Может быть, вы и "Локомотиву" найдете сильного нападающего? А то у нас с этим проблемы». Условия жизни, работы игроков «Локомотива» в Баковке привели Робсона в восторг. А узнав, что «Локомотив» появился на свет в 1936 году, гость воскликнул: «Какой же я старый – на три года старше известной на всю Европу команды!» Вновь, как и два года назад, в раздевалке не нашлось шампанского. Оказалось, что в 1998 году к финалу Кубка России со «Спартаком» были закуплены два ящика игристого напитка, оказавшиеся в итоге ненужными. С тех пор в «Локомотиве» постановили: никакого шампанского до победы!Едва ли не самое приятное телефонное поздравление поступило Сёмину спустя считанные минуты после финального свистка от Константина Бескова, которого локомотивский триумфатор считал одним из своих главных учителей в тренерском деле. Двумя годами раньше Бесков ему вовсе не позвонил, а теперь счел своим долгом поздравить в первых рядах – признал, значит. «Лучшую оценку тренеру дает результат, а у "Локомотива" он великолепен», – отметил признанный мэтр. Но не только клубным патриотизмом или стадионным комфортом объяснялось мощное черкизовское притяжение. Стремление приобщиться к настоящему футболу, твердая уверенность в том, что зрелище на «Локомотиве» гарантировано, влекли на трибуны тысячи и тысячи болельщиков.В том чемпионате Сергей Овчинников первым из российских вратарей сыграл на ноль сотый матч чемпионата.«Все свои матчи на ноль хочу посвятить бывшим и нынешним игрокам "Локомотива", а также тренерскому штабу во главе с Юрием Сёминым, – отдавал он дань своему локомотивскому окружению. – Мое достижение – процентов на 70 их заслуга».Поздравляя «Локомотив» со вторым чемпионским титулом, глава компании «Российские железные дороги» Геннадий Фадеев обратил внимание на примечательный факт: Весьма ценное наблюдение и многозначительный штрих к характеристике чемпиона.– Следующий ваш шаг – сборная? – спросили журналисты торжествующего Сёмина в Ярославле. И добавил:– «Локомотив» – это мое родное, и сделать такой шаг мне было бы непросто. «Ощущения потрясающие! – делился он своей радостью. – Теперь у меня есть очень важное дело – внучку Машеньку вырастить». Ознакомившись с календарем российского сезона, Сёмин в пух и прах раскритиковал его составителей, которые, по мнению главного тренера «Локомотива», не учли интересов ни участников еврокубков, ни национальной сборной (хотя самого Сёмина еще и в проекте не было на назначение в главную команду страны), указав конкретные несуразности годового расписания. И коррективы в календарь, учитывающие претензии тренера, были внесены.Сезон для железнодорожников начался как нельзя лучше. Команда выиграла Кубок Содружества, а затем и Суперкубок, победив грозненский «Терек» – 1:0. Ушел в отставку главный тренер сборной России Георгий Ярцев, и встал вопрос о его преемнике. Журналисты все чаще интересовались у специалистов, действующих игроков, чья кандидатура для них предпочтительнее. Мнение футболистов «Локомотива» на этот счет, как всегда, недвусмысленно выразил Сергей Овчинников. К сожалению, прогноз вратаря «Локо» сбылся лишь наполовину.Юрий Сёмин был утвержден главным тренером сборной России 18 апреля. Освобожденным, хотя до последнего дня он отстаивал свое право на совмещение двух кресел – в сборной и локомотивского.К тому времени все чаще стали поговаривать об усиливающихся трениях между Сёминым и президентом «Локо» Валерием Филатовым. Их ранее тесные дружеские контакты со временем перешли на уровень исключительно деловых, рабочих. Прежде чем принять предложение Мутко, Сёмин заручился согласием руководства ОАО «Российские железные дороги», главы компании Геннадия Фадеева на совмещение должностей. Не возражал и Мутко, рассуждавший:«Начнем с совмещения, посмотрим, как пойдет дело, а жизнь покажет, правильный ли это путь. Скорректировать его всегда успеем». – Сказать, что мне было очень тяжело покинуть «Локомотив» – не сказать ничего, – признавался Сёмин.Но и переживая нежданное расставание с командой, он не забыл о ее болельщиках.– Обращаюсь к болельщикам «Локомотива»: ничего страшного не случилось. У нас стабильный клуб, который обязательно продолжит движение вперед. Тем более я никуда из «Локомотива» не ухожу. И называю мой уход в сборную командировкой. С руководством клуба достигнут компромисс: контракт со сборной пока действует до 31 декабря этого года. Если по тем или иным причинам я не продолжу работу с национальной командой, то вернусь на пост главного тренера «Локомотива». Тяжелым оказалось и прощание с игроками. Уж лучше бы не было на этой церемонии прессы. Впервые в своей футбольной жизни он мог не сдержаться, дать волю чувствам. Но только без посторонних! Каких усилий стоила Сёмину в тот момент натянутая, вымученная улыбка перед фото и телеобъективами, не знает, да и не узнает никто. Филатов же упорно настаивал на том, что совместительство Сёмина пойдет «Локомотиву» во вред, аргументируя свое мнение весьма сомнительными доводами, да почти и не аргументируя, не предполагая еще, что тем самым роет яму и себе. Назначив главным тренером прежде первого помощника Сёмина Владимира Эштрекова, президент «Локомотива» утверждал:«Влияние Сёмина на игру "Локомотива" исключено. Все решения Эштреков будет принимать самостоятельно».До чего довела «Локомотив» самостоятельность Эштрекова, да и Филатова, теперь очевидно для всех. Ни тот, ни другой больше в клубе не работают.Согласившись на «командировку» в сборную, Сёмин понимал, что рискует своей доселе безупречной тренерской репутацией. Ни один из его предшественников не становился у руля сборной в столь унизительной ситуации. После разгрома в Португалии – 1:7 шансы попасть на чемпионат мира у нашей команды еще теплились, но уровень ее репутации в глазах европейского общественного мнения упал ниже плинтуса.– Судьба послала мне вызов, и я его принял, – говорил новый наставник сборной России. – Меня отговаривали, мол, зачем тебе это, ведь все идет у тебя как по маслу. Однако, по моему убеждению, каждый человек в определенный момент должен рискнуть. Я всегда начинал с нуля, начну и на этот раз. Каждый знает, в какой сложной ситуации оказалась сейчас сборная, и остаться в стороне я не мог. Конечно, не стоит считать меня сумасшедшим. Если бы не видел, как могут играть наши футболисты, никогда бы не решился на этот шаг. Уверен в себе и знаю: сборная будет играть достойно.Однако Валерий Баринов, наблюдавший за происходившими переменами в судьбе своего друга с театрального фестиваля в Литве, рассматривал ситуацию менее оптимистично. И в итоге, как ни жаль, оказался прав.«Для меня Юрий Сёмин – человек не просто близкий, а почти родной. И каждый его успех, каждое поражение, каждый поворот его судьбы касается меня лично, – признавался народный артист России. – Безусловно, приглашение в сборную – достижение определенного статуса и признание его заслуг. С другой стороны, предприятие это, на мой взгляд, не то что рискованное, а почти загубленное».Вторил Баринову и его знаменитый коллега по профессии Валентин Гафт. Сергей Овчинников был, как обычно, конкретен:«Сёмин – та кандидатура, которая устраивает и футболистов, и болельщиков. Идеальная фигура».Соглашался с ним и локомотивский «беглец» Игорь Чугайнов: Главный тезис первого выступления Сёмина в роли наставника сборной выглядел весьма привлекательным и для игроков, и для болельщиков:«Футболисты должны быть свободными – свободно жить, свободно играть. Я верю игрокам и верю в игроков». «РФС сделал единственно правильный выбор».Когда Сёмин пригласил себе в помощники, наряду с Борисом Игнатьевым и Александром Бородюком, Олега Долматова, с которым раньше вместе никогда не работал – только играл в московском «Динамо», пресса прониклась к главкому сборной еще большей симпатией:«Радует, что Сёмин пригласил в команду человека не для своего удобства или по дружбе, как некоторые раньше, а из уважения к профессиональным качествам».И менеджера сборной он взял, исходя прежде всего из деловых соображений, правда, на этот раз своего давнего друга, предпринимателя Андрея Кирьякова.Турнирную ситуацию в группе Сёмин расценивал с присущим ему реализмом.«Мы не заглядываем далеко, настраиваясь на каждый следующий матч, – говорил он. – Но при этом не имеем права на ошибку. Конечно, реальность такова, что первое место в группе на 95 процентов забронировано португальцами. Но выйти на чемпионат мира можно ведь и со второго».Сёмину стоило большого труда привести в чувство игроков сборной после тяжелого фиаско в Лиссабоне. Начал он с победы над сборной Латвии – 2:0, которую сам определил как «рабочую». Как ни крепок был орешек, но не из «первой корзины», наша сборная просто обязана была его расколоть, и начальный успех восторгов не вызвал. Спустя четыре дня в немецком городке Менхенгладбах после ничьей нашей сборной с Германией в товарищеском матче – 2:2 российские болельщики у стен местного стадиона устроили овацию своему тренеру, с упоением скандировали: «Палыч! Палыч!» И Сёмин соскочил с подножки отъезжавшего в аэропорт автобуса навстречу людям, которые приехали за сотни километров поддержать его и его сборную, и, как в старые локомотивские времена, жал руки, принимал объятия родных для него болельщиков.– Меняется как тренер, но не меняется как человек, – заметил наблюдавший за происходившей сценой капитан сборной Алексей Смертин. – И то, и другое очень здорово. С Сёминым всегда все понятно. И просто.Журналисты, освещавшие матч, помимо тактических новшеств и высокой игровой дисциплины, отметили и новое качество сборной, характерное для «Локомотива» особенно в период его становления: умение терпеть, когда ситуация на поле складывалась не в нашу пользу. Да и сам Сёмин отмечал:«Футболисты терпели, действовали на пределе, старались навязывать свою игру и инициативу. Поэтому и сумели забить гол на последней минуте».Не прошло и двух недель с момента первого непосредственного контакта Сёмина со сборной, с игроками, как уже начала вырисовываться очень симпатичная команда.Наставник сборной Германии Юрген Клинсманн признал:«Играть с этой командой оказалось очень интересно. В ней много молодых игроков, они непредсказуемы, и против них надо всегда быть начеку».Ему вторил и капитан команды Михаэль Баллак:«Очень молодая, очень быстрая команда. И сыгранная». «Увидимся в следующем году здесь, в Германии».Увы, путевка на чемпионат мира в Германию сборной России так и не досталась. Слишком много было потеряно до прихода Сёмина.– Для тренера главные итоги всегда выражены в очках, – вздыхал Сёмин в ответ на комплименты насчет игры его команды.И, увы, сборная России недосчиталась их в ответном матче с Латвией. Выйдя на поле без семи сильнейших игроков, выбывших из строя по разным причинам, российская команда довольствовалась в Риге лишь ничьей –1:1, которая серьезно осложнила ей дальнейшую борьбу за вторую позицию в таблице.– По «Локомотиву» скучаете? – не упускали случая поинтересоваться у Сёмина журналисты.– На базу команды наведываюсь, когда выпадает возможность. Тем более что живу недалеко от Баковки, – отвечал он. В это же время новый главный тренер «Локо» Владимир Эштреков, считавшийся не только ближайшим помощником, но и другом Сёмина, на вопрос автора этой книги, часто ли заглядывает в Баковку Юрий Павлович, сразил неожиданным ответным вопросом: «А что ему здесь делать?!» Отношение руководящих лиц клуба, тех, кого Сёмин считал своими соратниками, к нему, главному творцу успехов современного «Локомотива», менялось на глазах. Все яснее становилось, что успешный главный тренер для них уже отрезанный ломоть. Строя планы своей сборной на будущее, Сёмин не скрывал, что делает основную ставку на молодежь, ввел в состав Романа Павлюченко, Александра Анюкова, Динияра Билялетдинова, при всей своей любви к Сергею Овчинникову место в воротах доверил Игорю Акинфееву.«У нас растет группа способных футболистов, и я намерен им доверять», – комментировал он свои решения. Горжусь тем, как сегодня отыграла сборная России, – воздавал должное своим футболистам главный тренер. – Команда отдала игре все силы и вполне могла рассчитывать на победу. Первые 20 минут мы имели устойчивое преимущество, и, реализуй два великолепных голевых момента, игра наверняка пошла бы по другому сценарию. Жаль, что такой опытный судья, как Мерк, поддался на провокационные уловки наших соперников. Суровое наказание нашему капитану арбитр вынес необоснованно. Наши футболисты, столь долгое время игравшие в меньшинстве, заслуживают самых добрых слов. Значение матча вообще трудно переоценить. Теперь игроки поверили в то, что способны противостоять лучшим сборным мира.Поздравить Сёмина с хорошей игрой пришел в расположение сборной России даже легенда португальского и мирового футбола Эйсебио:«Это был замечательный футбол, в котором, правда, не оказалось забитых мячей, – не скрывал великий форвард своего удовольствия от игры. – Первую половину первого тайма вы провели просто блестяще!» В Германию путь сборной лежал через столицу Словакии Братиславу, где требовалась только победа. А соперника устраивала и ничья. Все вокруг были уверены, что сезон сборной России в Братиславе не закончится. Увы, 12 октября с иллюзиями пришлось расстаться. Сборная Словакии добилась спасительной нулевой ничьей и стала собирать вещи в Германию, а наши попрощались с чемпионатом мира до следующего отборочного цикла. Не успел прозвучать финальный свисток итальянского арбитра Розетта, как в кулуарах уже начали обсуждать очередную смену тренера в сборной России. Хотя, выступая под руководством Сёмина, наша главная команда не проиграла ни одного даже товарищеского матча. Он ушел из сборной непобежденным! – Надеюсь, что Сёмин продолжит работать с национальной сборной, – не хотели верить в его отставку ни седые ветераны (например, заслуженный тренер СССР Герман Зонин), ни делавшая первые шаги на тренерском поприще, но обогащенная европейским опытом молодежь (Игорь Шалимов).И болельщики не оставались в стороне. – Сёмин способен объединить команду, – со знанием дела комментировал ситуацию народный артист России Михаил Боярский. – Неудачу сборной нельзя считать его личным поражением потому, что он принял команду в исключительных обстоятельствах.– Сёмин – талантливый и интересный человек, – считает Валентин Гафт. – Его любят, уважают, ценят. Он умеет организовать людей и воздействовать на них. У него есть воля, темперамент, нужная резкость. Он вырос в хорошего тренера. «Безумно жалко было потерять ТАКУЮ команду», – сокрушался Валерий Баринов.И некому было найти те башмаки, которые остановили бы спуск «Локо» под турнирные горки. Лидер московского «Динамо» Дании после матча второго круга с «Локомотивом» в недоумении разводил руками:«Весной нам противостоял очень сильный соперник, который страстно желал выиграть. Теперь "Локомотив" не узнать». – У Сёмина в команде была четкая организация и понятная иерархия, – рассуждал Франсиску Лима. – Каждый знал, какие у него права и обязанности. У его сменщика не было ни авторитета перед командой, ни такого же единения с футболистами. И мы уже не играли так хорошо, как раньше. Я Палычу верю абсолютно. – Тренер сборной и тренер клуба – две абсолютно разные профессии, – разводил Сёмин дипломатию, объясняя свой уход. – В первом случае у тебя гораздо больше представительских функций, чем практической работы. Мне к этому, честно говоря, привыкнуть было очень тяжело: на протяжении многих лет я привык к совершенно иному режиму работы. Находился в постоянном контакте с игроками, имел время на исправление различных недочетов. Я объяснил это президенту РФС, признался в том, что мне гораздо ближе работа клубного тренера. После чего поблагодарил Мутко за сотрудничество. «Вне всяких сомнений, РФС создал для сборной все условия, и я за это ему очень благодарен, – говорил он. – Готов продолжать работу с Мутко в любом качестве, в каком он сочтет нужным. Разумеется, несу ответственность за все матчи, в которых руководил национальной командой».Сёмин хотел и мог выстроить сборную, способную, как и сотворенный им «Локомотив», удивить футбольный мир. Но, работая не в режиме МЧС, а за обычный четырехлетний цикл европейского или мирового первенства. Тогда из сборной тоже могло получиться нечто надежное, на годы вперед. Однако интуиция подсказывала ему, что момент для капитального строительства, увы, не тот. И он ушел.Косвенно подтверждал это и знающий Сёмина лучше многих других Валерий Баринов.– У Сёмина есть определенный внутренний азарт – желание сделать то, что невозможно, – замечал популярнейший актер. – И не только желание – умение тоже. Но подчеркну: не нахрапом, не в пожарном порядке, а с помощью тщательного, размеренного, кропотливого труда.Несмотря на небывалую для Сёмина нервотрепку последних лет, напрямую не связанную с собственно игрой, он не жалел, что весной 2005 года ушел из «Локомотива». На вопрос, есть ли ощущение, что Эштреков его предал, и будет ли он снова работать со своим прежним первым помощником, Сёмин отвечал:«Такого ощущения нет. Но работать с ним я точно не буду».Однако личные обиды для Сёмина были ничто по сравнению с неудачей команды. Подготовительный этап, проведенный под его руководством, получился плодотворным, как никогда. По уровню нагрузок команда превзошла все свои прежние максимумы. И хотя ее старт в чемпионате по традиции вышел неровным, с мая она резко пошла в гору. Нужно было только оптимально спланировать перерыв между первым и вторым кругом, а при отрыве от соперников в 13 очков перейти на привычную игру от обороны – контратаки у железнодорожников получались идеально. Запас был сверхпрочным, и «свои» чемпионские очки «Локомотив» без сомнения набрал бы. Может быть, Эштреков так бы и поступил, но, постоянно слыша за спиной, что «Сёмин сделал бы вот так», он пошел собственным путем, подначиваемый еще и «добрыми советчиками»:«У нас все получится и без него».Поддерживали революционный тренерский дух и отзывы прессы, находившей игру «Локомотива» более атакующей и зрелищной. Закулисная возня становилась, как бывает в подобных случаях, достоянием исполнителей. Они не могли не чувствовать, что партитура фальшивит. И душевное равновесие покинуло команду. – Думаю, совместными усилиями мы «Динамо» поднимем, – говорил Сёмин при своем вступлении в должность главного тренера команды, с которой была связана лучшая пора его игровой карьеры. – Я достаточно самостоятельный человек, чтобы не позволить вмешиваться в мои тренерские дела, – рассуждал Сёмин. – И люди, руководящие «Динамо», отдают себе в этом отчет, в чем я убедился в долгих беседах с ними. В конце концов, я человек контактный и уверен, что найду общий язык со всеми. «Потерпи еще немножко, не дергайся. Понимаю, как тебе тяжело, но со временем мы найдем выход из положения». – Неудачи «Динамо» – трагедия и для клуба, и для Сёмина, – комментировал отставку динамовского наставника заслуженный тренер СССР Валентин Иванов. – Ну и скажите, кого теперь назначать главным в «Динамо»? Кто справится с этой, извините за выражение, интернациональной оравой? И из трудной динамовской ситуации Сёмин наверняка вышел бы с честью (не в таких переделках приходилось бывать), если бы опирался на реальную поддержку владельца клуба, других руководящих инстанций. В этой связи он часто вспоминал ситуацию, когда еще в начале его локомотивского тренерского пути группа игроков заявила начальнику Московской железной дороги Ивану Паристому:«Нас не устраивает тренер Сёмин».На следующий день Паристый собрал команду и при всех обратился к главному тренеру:«Убирай, кого считаешь нужным. Даже если это чревато вылетом в низшую лигу. Если придется освободить всю команду, наберешь новую. Но в ней должны править дисциплина и порядок». – В «Динамо» я приобрел новый хороший, даже, сказал бы, колоссальнейший опыт, – подводил Сёмин итог очередного этапа своей работы. – Считаю, что собственного профессионального лица я там не потерял, действовал исключительно в интересах футбола, результата. «Динамо» в организационном отношении очень сложный клуб. Много разных влиятельных людей в руководстве и вокруг. – Сёмин, безусловно, достоин президентской должности в клубе, который построил, можно сказать, своими руками, – считал почетный президент Российского футбольного союза Вячеслав Колосков. – Но, сколько ни стараюсь, не могу представить его образ в отрыве от футбольного поля. Без жестикуляции, типичной тренерской артикуляции. Без влияния на игру своей команды, на прогресс российского футбола в целом. Может быть, «Локомотив» обрел сильного президента, но то, что российский футбол потерял одного из лучших тренеров в своей истории, находящегося в расцвете сил, для меня, например, не подлежит сомнению. – У Сёмина потрясающее отношение к медицине, – утверждает заслуженный врач России и, вероятно, самый известный спортивный доктор Савелий Мышалов, уже много лет практикующий в «Локомотиве». – Не было ни одного вопроса, которого бы он не решил, – во все вникал, всегда готов был обсуждать. Я Сёмину очень благодарен.Перед самым уходом в сборную Сёмин мечтал в «Локомотиве» о суперсовременной компьютерной системе контроля над действиями каждого игрока на протяжении всех 90 минут игры, которую подглядел в Германии. Какие возможности она открывала перед вдумчивым, толковым тренером! Но сразу после расставания со сборной возглавить команду железнодорожников ему было не суждено. «Не вижу смысла об этом говорить. На данный момент я – президент клуба. Это важная и почетная должность. К тому же в "Локомотиве" для меня все родное».В своих силах он никогда не сомневался, говорил:«Если тренер хоть раз "качнется", команда это почувствует и сама начнет колебаться. Тогда результата не жди. Я себе никогда не позволял в присутствии игроков ни малейшей слабости. Хотя переживать приходилось всякое. Но в одиночку. Никто не должен видеть тренерских слез».Президент президентом, но для всех вокруг давно стало привычкой на протяжении сезона видеть Сёмина минимум раз в неделю, а то и чаще у тренерской скамейки, ощущать через него нерв игры, вместе с ним переживать острую ситуацию на поле, заражаться его темпераментом, а потом выслушивать его четкий, правдивый, остроумный комментарий к матчу. Строгий ежедневный костюм и модный галстук Сёмину к лицу, но в представлении давно знающих его людей плохо вяжутся с образом, созданным самим тренером за прошедшие десятилетия. Ну, кто еще, кроме него, мог подойти после матча к форварду соперников Александру Кержакову и поздравить его с голом в ворота... своей команды.«Просто не понимаю, как ты забиваешь такие голы, – не мог скрыть восхищения Сёмин, при своем возрасте и опыте не перестающий искренне удивляться всему необычному в футболе. – Я до конца так и не разобрался, как мяч оказался в воротах. Приеду домой, обязательно посмотрю на видео», – добавил он и крепко пожал руку зенитовцу. «Лоськов – хладнокровный завершитель атак, но он пашет на партнеров, командный игрок. Это его лучшее качество. Лоськов – это ум, способность прогрессировать и коллективизм».«Лима – железный бразилец, таких бы побольше».«Наш Марат (Измайлов. – Прим. автора) – тот же бриллиант, но теперь еще и командный игрок».«Вспомните, в скольких матчах Обиора сделал нам результат!»«Игнашевич – талант, один из наших ключевых игроков».«Овчинников в очередной раз подтвердил свой высокий класс. Он является сильнейшим игроком чемпионата страны. Все, что выиграл "Локомотив", он выиграл с Овчинниковым».«Нам бы найти еще одного такого форварда, как Пименов».«Евсеева люблю за редкие волевые качества. Мне он очень нравится. Он самый полезный игрок».«Билялетдинов – открытие сезона. Отдельные матчи – со "Спартаком", "Торпедо" – выиграл он».«Мы приобрели большого игрока, который полностью подошел под нашу игру» (о Сычеве. – Прим. автора).«Колодин (уже в "Динамо") – самобытный футболист уровня национальной сборной».А сколько футбольных звезд он открыл или реанимировал для большого футбола? Кто до Сёмина знал Овчинникова, Косолапова, Дроздова, Сенникова? А он разглядел в них искру божью, разбудил дремавшие в них таланты, и эти фамилии украсили список национальной сборной России. Всегда и всем зодчий «Локо» давал понять, что у него самые сильные игроки, а им самим внушал, что по своим способностям они не хуже, а даже лучше спартаковских или армейских коллег. И многие при столь горячей тренерской вере и поддержке прыгали в своем уровне выше головы. На вопрос, почему в «Локомотиве» всегда столь теплая, непринужденная атмосфера, отвечал незамысловато:«У нас все просто. В жизни я друг игроков, на тренировке или в игре – их тренер, который должен требовать результат. Самым важным для меня всегда было ощущение, что я понимаю молодых ребят, их проблемы. Что я – с ними. От этого сам чувствую себя молодым, и они разговаривают со мной на одном языке. Думаю, что это самое сильное мое завоевание. Общаясь с самыми разными людьми – с Лимой, с Билялетдиновым, я живу их жизнью и интересами. Полагаю, что успех моей тренерской деятельности как раз и будет зависеть от того, сколько времени удастся быть с молодыми в одной лодке, чувствовать их. А как перестану понимать молодых игроков, значит, пора на пенсию». Его темперамент во время матчей стал притчей во языцех, а для арбитров – головной болью, которую они снимали с помощью красных карточек по адресу тренера «Локо». Сёмин и Газзаев – бесспорные лидеры российского тренерского корпуса по числу удалений со скамейки и последующих дисквалификации. Поэтому представлялось, что за 90 минут матча каждый из них, бурно переживая все его перипетии, теряет в весе не меньше иного игрока. Он старается вникнуть и других посвятить во всевозможные тонкости футбола, и видит много такого, что недоступно ни болельщицкому, ни журналистскому глазу.«Черт его знает, чего тут больше – божьего дара или мастерства! – восхищался он выдающимися ударами Роберто Карлоса и Дэвида Бекхэма. – Роберто Карлос прямо по центру мяча лупит, как из пушки. Казалось бы, мяч после такого удара должен по прямой лететь, а он возьми да загогулину выпиши и – в ворота. Стопа у бразильца, на удивление, маленькая, как, к слову, и у Пеле, и у Марадоны. У Бекхэма, наоборот, голеностоп толстый, ему бутсы на заказ шьют. И по мячу он удар сбоку, как бы вскользь наносит. А эффект все один: траектория мяча после его удара непредсказуема».Тренерские заповеди и в новом качестве Сёмин соблюдал свято.«В раздевалку до матча зайду обязательно, – говорил он. – Поприветствую игроков, тренерский штаб. Но мое появление там в перерыве матча исключено. Я никогда себе этого не позволю, поскольку сам прекрасно знаю: никто из тренеров не любит, когда вмешиваются в его работу. Посторонних в этот момент в раздевалке быть не должно. Был в моей жизни эпизод: сборная готовится на чемпионате мира к игре со шведами, я помогаю Садырину. Вдруг вижу, в раздевалку заходит Виктор Черномырдин с группой товарищей. Игроки мыслями уже на поле, они и не видят никого, хоть Господь Бог войди... До сих пор не пойму, как руководители РФС Виктору Степановичу не объяснили: можем встретиться, но завтра». «Иван Леонтьевич, – мягко обратился он к своему шефу. – Сейчас для этого не место и не время. Лучше завтра вы вызовете нас, мы придем и внимательно вас выслушаем. А сейчас – уж извините». Неравнодушен к футболу, к «Локомотиву» и нынешний глава ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин. Возвращение Сёмина в клуб стало его инициативой. Вероятно, главный железнодорожник России понимал, что самый верный путь к новым успехам «Локомотива» – развитие традиций стабильности и единства, характерных для самого успешного этапа развития клуба. В футбольном мире Сёмину и в Сёмина верят. Многие удивлялись легкому на первый взгляд переходу в португальский «Спортинг» оказавшегося вдруг не востребованным в «Локо» Марата Измайлова. Мало кто знал, что за этим трансфером стояло поручительство Юрия Сёмина. Поверив ему на слово, руководители «Спортинга» не пожалели, отдача от Измайлова пошла с первых же его выступлений, лиссабонская публика сразу оценила достоинства новичка, и португальский клуб выкупил его у «Локомотива».А в голове президента «Локомотива» роились уже новые идеи.«У ОАО "РЖД" 17 отделений по всей России, – загибал пальцы он. – Если при каждом из них создать по небольшой футбольной школе, мы получим огромный приток талантов, займем спортом, отвлечем от улицы сотни, а то и тысячи ребятишек». Люба Сёмина, да простит она автора за столь фамильярное обращение по старому знакомству, рассказывает, что ей стало еще сложнее, чем в бытность мужа главным тренером. Тогда он бывал дома хотя бы в паузах между турами, а став президентом клуба, уезжал на работу в начале седьмого утра, а возвращался ближе к полуночи. И так каждый день, без выходных. Любовь Леонидовна не пропускала ни одного матча «Локомотива», находилась рядом в радости и в беде, воспринимала и воспринимает проблемы мужа и его окружения как свои собственные.«Люба смотрит футбол, для нее, как и для меня, "Локомотив" – часть жизни, – рассказывает Сёмин. – Если проигрывали, устраивала разнос, обвиняя во всех грехах исключительно меня».Жена тренера Сёмина с незапамятных времен постоянно на связи и с внешним футбольным миром.Еще когда «Локомотив» играл в первой союзной лиге, мы совместно с Юрием Павловичем готовили материал в очередной номер еженедельника «Футбол», но один важный штрих мой соавтор обещал внести после очередного матча команды на Дальнем Востоке. Вылет «Локо» из Хабаровска надолго задерживался, мобильников тогда не существовало в природе, материал «горел», но по разговору с Любой я понял, что меня найдут, где бы ни находился, лишь бы самолет успел. И за полчаса до подписания номера в печать раздался звонок от человека, не спавшего двое суток... И он оставался собой прежним. После завоевания «Локомотивом» второго чемпионского титула Сёмина спросили: не станет ли он отрицать своей большой заслуги в успехе команды? К слову: узнав об идее книги, посвященной ему, Сёмин попросил ее автора не зацикливаться на его персоне, а правдиво отразить роль всей «строительной бригады» клуба на пути к его достижениям в России и Европе, независимо от того, в каких отношениях он находится с ее членами сейчас. Злопамятством Сёмин никогда не отличался, предпочитает помнить только добро. Когда 13 мая прошлого года в «Аллее славы» «Локомотива» закладывали звезду Юрия Сёмина, его спросили, чьей еще звезды, на его взгляд, там не хватает. И он первым делом назвал Филатова, с которым после разрыва в 2005 году поддерживает лишь деловые отношения. Затем добавил Николая Аксененко, олимпийского чемпиона Сергея Горлуковича и Сергея Овчинникова.А болельщики тем временем, несмотря на невесть откуда взявшуюся цензуру, даже сейчас тащат и тащат на трибуну традиционный баннер: «Юрий Палыч – наше все!», за глаза называя своего кумира Шпалычем.«А мне не обидно, – улыбается он. – Принимаю смешное прозвище как одно из проявлений симпатии, особенно со стороны железнодорожников». Один из болельщиков, популярный писатель и телеведущий Виктор Шендерович, так коротко оценил путь, пройденный главным машинистом «Локомотива»:«Сёмин доказал, что он – тренер. Тренер на долгую перспективу, педагог, который может строить команду. Он с нуля сделал "Локомотив" командой номер один, пока другие деградировали или разворовывались. Его можно менять только на условного Эрикссона, а своих, лучше, чем Сёмин, не найти». «Не знаю. Ответ на этот вопрос известен, наверное, только Господу Богу. "Локомотив" – огромная часть моей жизни. Люблю его всем сердцем. "Локомотив" в начале своего пути – это приятная ностальгия, но ей свое время. Клуб с каждым годом растет, и мне тоже нужно расти вместе с ним, успевать за его развитием. Познавать финансовые вопросы, ни в коем случае не отставать в решении чисто футбольных ситуаций».Ему предлагали тренерскую должность в турецком, бельгийском клубах, Аркадий Гайдамак звал в свой израильский «Бейтар», а он в ответ говорил:«Люблю дом. Мне нравится жить в России, в Москве. Менять привычки в моем возрасте сложно. Каждый волен иметь свое мнение о российском футболе и делать выводы для себя. Я люблю свою страну и ее чемпионат, пусть и не лишенный недостатков, которые иной раз пропускаешь через себя с болью, но с которыми по мере сил мы боремся. Это часть моей работы. От побед в этой борьбе я тоже испытываю определенное удовольствие. И прежде, и сейчас я, независимо от должности, ощущаю себя человеком, который служит футболу. Российскому футболу».Но жизнь сложилась так, что в декабре прошлого года Юрий Сёмин возглавил киевское «Динамо». От предложения суперклуба, тем более братской страны, трудно отказаться. «Снова туда, где море огней», куда его позвала трудная, противоречивая, изменчивая, неблагодарная и все же такая желанная тренерская доля. Скорее всего Липатову «Локомотив» обязан назначением на пост главного тренера команды в 2007 году Бышовца, а Сёмина – формально президентом клуба, а фактически министром без портфеля. Хотя тогда после предварительных консультаций руководство ОАО «РЖД» пришло к мнению вернуть главным тренером команды Сёмина. Но на заключительном этапе, откуда ни возьмись, возникла кандидатура Бышовца, судя по взаимоотношениям, а точнее, по их практическому отсутствию, явного антипода Сёмина, которому вопреки прежним договоренностям ни с того ни с сего, а скорее всего для успокоения болельщиков предложили пост президента клуба.И всем с первых дней появления этого странного альянса стало ясно, что долго он не протянет.После майской победы «Локо» в финале Кубка России над «Москвой» Липатов в состоянии эйфории назвал Бышовца «великим специалистом», но ближе к осени изменил мнение о собственном протеже на крайне негативное и подвел его под увольнение. Заодно с президентом клуба, которое, судя по всему, планировалось изначально. Из клуба увольнялись специалисты своего дела только за то, что были, как считал Липатов, «людьми Сёмина», и в то же время раздувались штаты за счет новых приглашенных, большинство из которых раньше в футболе не то что не работало, а имело о нем весьма отдаленное представление. Той всеобщей преданности сотрудников клуба его флагу, стремления и умения внести собственный максимальный вклад в общее дело остается все меньше и меньше. А о «несении службы» некоторыми новыми «специалистами» уже пошли анекдоты. Ветераны «Локо» рассказывали, как во время их традиционного сбора для получения материальной поддержки со стороны ФК «Локомотив» в зал вдруг ворвался руководитель одного из департаментов клуба, вырвал у девушки букет, вручил его очередному ветерану, потом другому, третьему и, довольный выполненной на глазах у начальства «работой», отправился восвояси. Подобная показуха становится все более типичной для ФК «Локомотив».Президент клуба был отстранен от решения кадровых вопросов, его функциональные обязанности председатель совета директоров обрисовал четко.«У Юрия Павловича открылись более масштабные возможности. Его полномочия стали гораздо серьезнее, – наводил в прессе тень на плетень Липатов. – Юрий Павлович, который достиг многого на своем поприще в клубе "Локомотив", сегодня работает на долгосрочную перспективу. То есть, скажем, на пять – лет. У него есть возможность воспитывать молодежь, влиять на строительство полей, на открытие детских спортивных школ, наведение в них порядка. Вот что такое для нас сегодня Юрий Павлович!» Даже многие игроки понимали: какой бы порядок ни навел Сёмин в детских спортивных школах, его судьба, пока всеми делами в клубе вершит Липатов, предрешена. Правда, была надежда, что за отсутствие результата в конце сезона вместе с Бышовцем лишится своей футбольной должности и председатель совета директоров, совета, который существовал лишь на бумаге, но почти не собирался. Все судьбоносные решения его председатель принимал единолично. Но изощренный в кабинетных интригах Липатов так сумел представить дело своему руководству, что вместо него загремел под фанфары не имевший возможности влиять на команду и ее результаты президент.– Вы до сих пор не поняли, зачем Сёмина сделали президентом? – в начале августа 2007 года спрашивал интервьюировавших его корреспондентов Вадим Евсеев и сам же на него отвечал. – Чтобы ни журналисты, ни болельщики не задавали вопрос, почему Юрия Палыча не взяли в команду. Его сделали президентом, но решает все Липатов.Шокированные увольнением Сёмина болельщики «Локомотива» составили открытое письмо президенту ОАО «РЖД» Владимиру Якунину, в котором, в частности, говорилось:«Мы, нижеподписавшиеся болельщики ФК "Локомотив", возмущены принятым 12 ноября решением уволить Юрия Павловича Сёмина как одного из виновных в провальном выступлении команды в нынешнем году и выражаем несогласие с этим решением.Великие клубы мира во главу угла в своем развитии ставят целью сохранение преемственности и традиций. В частности, такой клуб, как "Милан", на который, по словам господина Липатова, ориентируется руководство "Локомотива", трепетно относится к личностям, много лет отдавшим своему родному клубу, и такие люди, как правило, занимают ключевые должности в клубной структуре....Нам непонятны действия... которые направлены на разрушение всего того, что создавалось годами... От команды, которая на протяжении многих лет была, по сути, одной семьей и которая была с болельщиками единым целым, не остается ничего, что было дорого болельщикам».Под письмом стояло около ста подписей болельщиков «Локо» из разных городов страны. Поняв за последний год работы, что при существующем новом порядке в «Локомотиве» он там лишний, Сёмин с болью в душе говорил:– Даже если бы еще в должности президента мне предложили возглавить не столь именитый клуб, как киевское «Динамо», я бы пошел на это без колебаний. И дело даже не в том, что тренерское дело – это мое, кровное, просто в «Локомотиве» мое слово уже ничего не значило.На предложение президента ОАО «РЖД» Владимира Якунина стать его советником по спорту Сёмин ответил отказом. Его больше не прельщала административная деятельность, тем более в непонятном статусе. Он твердо решил вернуться к любимой тренерской работе. Так в этой книге, законченной в октябре 2007 года, как и в жизни Юрия Сёмина, появилась еще одна глава – киевская. – Киевское «Динамо» – это то, что мне сейчас нужно, – заявил Юрий Сёмин, принимая поздравления с назначением на пост главного тренера прославленного украинского клуба. – Возглавить великую команду с чуть ли не вековыми традициями – большая честь и удача для любого тренера. И Юрий Сёмин признавался, что о лучшем варианте продолжения тренерской карьеры не мог и мечтать. Начинающий тренер Сёмин неоднократно ездил – на стажировку, просто за советом или посмотреть конкретную тренировку – к киевскому мэтру, и тот, чувствуя у молодого специалиста непреодолимую жажду знаний, не отказывал, не скрывал от него своих методов работы. Лобановский быстро признал в молодом наставнике «Локомотива» своего единомышленника и, возглавляя в 1988 году первую сборную СССР, предложил президенту Всесоюзной федерации футбола Вячеславу Колоскову вторую сборную доверить Сёмину. Так впервые в своей карьере, не накопив еще большого опыта в роли клубного тренера, Сёмин познакомился со спецификой работы в сборной.Суркис представил Сёмина украинским журналистам как одного из учеников Валерия Лобановского. Однако новый наставник киевлян счел своим долгом слегка подкорректировать столь лестное определение.– Не знаю, как учеником, но сторонником его идей меня можно назвать. Я видел тренировки Лобановского, четко представлял, какие нагрузки он дает футболистам, но никогда не пытался повторять за ним все с точностью до деталей. Это так же бессмысленно, как, например, копировать трюки Дэвида Копперфилда после посещения его шоу. Величие Лобановского в том, что ты вроде бы видишь, как он работает, а сделать все точно так же не можешь. Многое из его методики я в своей работе использовал, но опираясь на собственный опыт и понимание футбола. Валерий Васильевич старался опережать время и выбирать направление, заставляющее людей работать. В этом мы с ним схожи. – Лобановским все дышит в киевском «Динамо». Да и в украинском футболе в целом. По итогам опроса, недавно проходившего в стране, Валерий Васильевич вошел в десятку самых великих людей Украины. На стадионе его же имени ему установлен красивый памятник. Приезжаешь на базу, там тоже многое сделано в его память. Даже в комнате, где я живу, есть фотография Лобановского. Их много на базе.Киев не был для Сёмина чужим городом. В бытность игроком московского «Динамо» он забил здесь самый красивый гол в своей карьере, в столице Украины имел немало друзей, в том числе и достаточно близких – Йожефа Сабо, Владимира Трошкина...Но профессиональные знатоки российского футбола, узнав об отъезде Сёмина в Киев, не скрывали сожаления. «Ужасно, что одному из лучших российских тренеров не находится достойной работы на родине!» – возмущался олимпийский чемпион Мельбурна Валентин Иванов. Сёмин отвечал на это в своей привычной манере:«Риск в тренерской профессии всегда присутствует. Но рискнув, можно достичь более значимых успехов, чем прежде».«Новые условия» дали о себе знать сразу же: более 60 процентов болельщиков киевского «Динамо» высказались по поводу приезда Сёмина на клубном сайте отрицательно. Однако сам он воспринял ситуацию спокойно, с пониманием: Возглавив киевское «Динамо», Сёмин и в самом деле сильно рисковал. Свой «Локомотив» он вел к европейским аренам долгие годы, шаг за шагом выстраивая не только первоклассную команду, но и соответствующую инфраструктуру – базу, стадион, обновляя, расширяя школу. В Киеве же от него с первых дней ждали только побед. Но и прежней локомотивской целиной здесь даже не пахло. Все построено, устроено – твори, выдумывай, пробуй! – Возможно, другой на моем месте поменял бы полсостава, но я исходил из того, что получил в свое распоряжение футболистов высокого уровня. Каждый из игроков, от которых мне предлагалось избавиться, стоит немалых денег. Отпустить их на все четыре стороны за символическую компенсацию или усадить на скамейку – непозволительная роскошь для серьезного клуба. Располагала к успешной, творческой работе и великолепная клубная инфраструктура. Не все у него пошло гладко, хотя первоначальная задача была выполнена с ходу. Приняв команду, замыкавшую первую четверку чемпионата Украины, Сёмин поднял ее на вторую, серебряную ступеньку первенства вслед за главным, принципиальным соперником, донецким «Шахтером». Тем не менее новый наставник прекрасно понимал, что любое место киевского «Динамо», кроме первого, – трагедия для его поклонников, что их признание он сможет завоевать лишь чемпионским золотом Украины и успехами клуба в Лиге чемпионов. Однако... – К великому удивлению многих, Юрия Сёмина приняли в Киеве сразу. Политическая ситуация в Украине не слишком благоприятствовала приезду российского футбольного специалиста. Его прежняя работа не вызывала у наших болельщиков особого интереса, не привлекала к себе внимания. Настороженность по отношению к Сёмину пропала в считанные дни. Тут удачно совпало много факторов. Особенно сильно повлиял «Кубок 1 канала» в Израиле, где киевляне победили своих извечных соперников – «Шахтер» и «Спартак», причем красиво, в изящном стиле. Новый динамовский наставник ничего не делал с кондачка, не шумел, не пиарился, не устраивал революций. Тренерское спокойствие и уверенность в себе плюс победы заставили поверить в него людей и, что самое главное, президента клуба, хотя много разговоров шло о западноевропейском тренере. – Условия для тренировочного процесса мне созданы великолепные, взаимопонимание налажено, – считает Сёмин. – Без шероховатостей не обходится, но взгляды на футбол у тренерского штаба и игроков уже во многом совпадают. Остается работать, работать, работать...С особым энтузиазмом тренерскую доктрину Сёмина восприняли молодые футболисты, расцвели, вышли на видные позиции в команде даже те, на ком предыдущее руководство поставило крест. Числившиеся в нарушителях дисциплины за короткий срок перевоплотились в ударников профессионального футбольного труда.– Мы знали, что к нам едет большой, успешный тренер, – говорит ныне ведущий форвард «Динамо» Артем Милевский. – В то же время не покидала тревога: что он за человек, как относится к игрокам? Но с первых же своих шагов Юрий Павлович проявил полное доверие к футболистам, а его отношение к молодежи – особая статья. И то, что я сейчас забиваю в матчах Лиги чемпионов, во многом его заслуга.Милевскому вторит ныне основной диспетчер динамовской атаки Александр Алиев, которого Сёмин вернул из дубля в основной состав и о котором говорит: «Это же вылитый Лоськов в молодости»:– Ничего хорошего от смены тренера в команде я не ожидал, перестроечный процесс всегда болезненный. Однако Сёмин сумел заглянуть в душу каждому игроку, много времени уделяет индивидуальным беседам с нами и за короткий срок создал в «Динамо» великолепную атмосферу. А разрешая присутствовать на тренировках болельщикам, он лишний раз подчеркивает, что мы с ними единая семья, и поддержка нас трибунами стадиона стала еще яростнее. – По первым шагам Юрия Павловича в киевском «Динамо» я лишний раз убедился, что он не только настоящий профессионал, но и человек высоких моральных качеств, порядочный в отношениях с людьми, – утверждает Игорь Суркис. – Будучи по своей природе лидером в коллективе, Сёмин не считает зазорным прислушиваться к мнению своих помощников, ведущих игроков команды. И то, что он такой эмоциональный по ходу матчей, тоже здорово. Без эмоций футболу смерть.Конечно, тренерская профессия такова, что профессионализм и порядочность не всегда являются гарантами успеха. Но мне кажется, что, пригласив Сёмина, мы ступили на правильный путь.С тех пор, как Сёмин возглавил киевское «Динамо», во время коротких наездов домой в Москву никто не видел его в дурном расположении духа. Он постоянно улыбается, шутит, словом, выглядит человеком, радующимся жизни, своей новой работе. Хотя и признается, что жизнь у него нелегкая, тренировать киевское «Динамо» – величайшая ответственность. Но без преодоления трудностей, без побед на футбольных полях Юрий Сёмин себя не мыслит.«И вечный бой, покой нам только снится».